Монитор Юг

Лента публикаций:

21.01.19  
Кто стоит за стрельбой в херсонском пресс-центре
эксклюзив
18.01.19  
Как патриарха Варфоломея заставили решиться на выдачу томоса
эксклюзив
18.01.19  
Александр Лукашенко заинтересован в прекращении войны на Донбассе
17.01.19  
Спустя пять лет "диктаторские законы" Януковича действуют при Порошенко
17.01.19  
Одессе, Николаеву и Херсону грозит климатическая катастрофа
документ
16.01.19  
Почему Украина не получит своего президента
16.01.19  
Почему бездарные украинские топ-менеджеры получают огромные зарплаты
16.01.19  
Ни единства, ни автокефалии: реальность томоса не оправдала ожиданий
15.01.19  
Самые яркие достижения Крыма в 2018 году
эксклюзив
15.01.19  
Украинские программисты как одна из опор реакционного режима
эксклюзив
14.01.19  
Митрополит Лука: «Нас загоняют в религиозное гетто»
14.01.19  
Кандидат Анатолий Гриценко: бессилие и крах идеологии майдана
эксклюзив
14.01.19  
Чем Пётр Порошенко расплатится с Варфоломеем за томос
11.01.19  
Самые влиятельные олигархи страны: кому принадлежит Украина
документ
11.01.19  
Томос: как США строят на Украине банановую диктатуру
10.01.19  
Херсонские политики побежали к Владимиру Зеленскому
эксклюзив
10.01.19  
Как херсонцы наживают целые состояния на войне в Украине
09.01.19  
Выборы в Украине: большинство останется у националистов
Больше новостей

Денис Жарких: украинское общество перестало быть обществом

Политика / Криминал,   7.07.2017,   2 941 просмотров

На фото: Концерт в киевском клубе «Бинго» 4 мая 2018 года.

Анализируя события, которые произошли с нами в последние месяцы, после нападений ультраправых, я убеждаюсь – проблема не в том, что в Украине существуют праворадикалы, а в том, что с ними солидаризируется значительная часть общества.

У нас считают, что можно бить интеллигентов – чтобы они не умничали. Можно нападать на стариков, поскольку они «тянут Украину в совок», «прыгать» на сторонников мира, поскольку эти «пораженцы» сочувствуют жертвам Донбасса, «жалеют врага» и «прогибаются под Россию». Можно унижать любого русскоязычного гражданина, ведь он говорит на «языке врага», можно преследовать в качестве потенциального шпиона каждого, кто общается с россиянами. Можно наброситься на любого, кто критикует власть – поскольку «у нас война, а они льют воду на мельницу Москвы».

Всем несогласным с идеологией и действиями власти дается четкий сигнал: попробуете выиграть у нас выборы – получите по ушам. Пока что эта технология проявляется в том, что власть покрывает мелкое хулиганство профессиональных патриотов, а они организуют жесткое давление на оппозицию и реальных общественных активистов. Но рано или поздно это выльется в новое 2 мая. Однако, такая перспектива не пугает общество – ведь те, кто сжигал людей в Одессе, негласно считаются у нас героями и патриотами. Так что новую трагедию тоже объявят еще одной победой «патриотов» над «сепарами».

Нужно понять, что уличные праворадикалы – этой часть целой системы, выстроенной по нацистским лекалам. За этими погромщиками стоит государство, суды и силовики. Они бьют нас не только по своей воле – их направляют, организуют, финансируют, прикрывают. И этому потворствует часть общества, которая видит в инакомыслящих врагов, представляя ультраправых героями, которые защищают свою страну. Здесь есть своя логика, которая не раз проявляла себя в истории. Так было в 1937 году, когда советские граждане думали, что страна окружена врагами, и в ней нет места для критики ошибочного курса вождя. Так было в нацистской Германии, где население тоже считало диалог с «врагами нации» ненужным и невозможным.

Украинцам навязывают примерно то же мышление: донецкие «сепары» предали Украину – ну так зачем с ними говорить? Смерть предателям, смерть тем, кто им сочувствует – даже если вы просто скорбите об убитых детях и других невинных жертвах войны. Вам скажут, что там нет невиновных – потому что все погибшие заведомо провинились перед Великой Украиной. Такая великогерманская (великороссийская, великовенгерская, великохорватская) психология, которая представляет собой уродливый реликт первой половины ХХ века, стала после майдана нормой для многих жителей нашей страны.

Украинское общество тяжело больно – по большому счету, оно перестало быть обществом. В этом обществе полностью исчезла ответственность за жизнь, безопасность, гражданские и человеческие права его представителей: ответственность власти перед гражданами, ответственность граждан перед законом, ответственность закона перед государством и перед людьми. Все определяет право сильного. Есть у тебя есть сила, деньги и власть, закон оправдает тебя от любых обвинений. Если этого нет, ты будешь расплачиваться за чужие грехи – возможно, даже своей жизнью.

Уверен, что масса погибших на Донбассе людей вообще не имели никаких политических убеждений. За что они поплатились? Я скажу вам – они поплатились за чужую жадность, корысть, глупость и неумение управлять страной. Их просто назначили ответственными за заваренную патриотами кашу, и беззаконно лишили жизни. А ведь некоторые политики еще и гордятся этими убийствами, встречая поддержку общества, которое, таким образом, разделяет ответственность за их жертвы. И эта уродливая система, созданная ворвавшимися во власть националистами, уничтожает страну и народ, которым они признаются в любви каждые пять минут.

0 комментариев

Ваше имя: *

Подписаться на комментарии

Денис Жарких: украинское общество перестало быть обществом