Монитор Юг

Лента публикаций:

24.11.17  
Лукашенко: Киев нарушил договорённость в отношении украинского разведчика
24.11.17  
Парадоксы «черной пятницы» или что скрывается за ширмой массовых распродаж
24.11.17  
Через Саакашвили американцы просят Порошенко забыть о втором сроке
23.11.17  
Игорь Йосипенко: с любовью к истории родного края
эксклюзив
23.11.17  
В 100 долларов штрафа суд оценил уничтожение крупнейшего склада боеприпасов Украины
22.11.17  
Фляга или кошелёк: что выпирает в карманах Петра Порошенко
22.11.17  
Ситуация с населением Украины – уже не катастрофа, а апокалипсис
21.11.17  
Четвёртая годовщина евромайдана: что началось плохо, оканчивается ещё хуже
эксклюзив
21.11.17  
Голосование в ООН: США и Украина – рассадники неонацизма
21.11.17  
Политическая история Украины: от 1991 до наших дней
20.11.17  
Заместителя Херсонского мэра Игоря Козакова лишают медицинской помощи
эксклюзив
20.11.17  
Цены на огурцы и томаты побили рекорды за все годы независимости Украины
17.11.17  
Зачем Порошенко два Рождества
17.11.17  
Юрия Луценко могут опять посадить
17.11.17  
Медреформы Супрун привели к катастрофе: грядет массовое увольнение медиков
17.11.17  
Украинское общество прошло точку невозврата: агрессия неумолимо нарастает
16.11.17  
Femen стали протестовать против Порошенко - кто за этим стоит?
эксклюзив
16.11.17  
С начала следующего года в Украине сократят субсидии на ЖКХ
15.11.17  
По московскому варианту: в Киеве хотят снести 3 тысячи хрущёвок
15.11.17  
Верховная Рада запретила термин «Великая Отечественная война»
Больше новостей

Грозит ли участникам АТО Гаагский трибунал

Общество / Мнения экспертов,   18.10.2017,   226 просмотров

После голосования за закон о реинтеграции Донбасса, развернулась дискуссия - может ли украинским военным угрожать Международный уголовный суд

Не так давно бывший представитель Украины на минских переговорах по Донбассу Роман Бессмертный заявил, что по существующим законам, как только поменяются президент и политическая ситуация в стране, "АТОшники все сядут по статьям о незаконном завладении оружием, групповом разбое и бандитизме".

На эту тему выступила и представитель президента в Верховной Раде, народный депутат от БПП и супруга генерального прокурора Ирина Луценко. Она заявила, что закон о деоккупации Донбасса, который был принят в первом чтении, должен защитить украинских военных от Международного уголовного суда в Гааге.

В тоже время, нардеп от "Батькивщины" Игорь Луценко допускает и иной вариант развития событий.

Если власть в Украине коренным образом изменится, не будет никаких преград для наказания украинских военнослужащих, совершавших военные преступления во время АТО. Для этого хватит обращения Кабмина Украины в Международный уголовный суд с заявлением о признании юрисдикции в деле о военных преступлениях, содеянных на территории Украины, начиная с апреля 2014 г. Кто сейчас может дать гарантию, что такого обращения никогда не будет? ,

- написал Луценко в своей статье для газеты "Зеркало недели". 

Может ли грозить украинским военным, которые участвуют в АТО, международная юридическая ответственность?

Почему СБУ открестилась от руководства АТО

Глава СБУ Василий Грицак недавно заявил, что у него нет полномочий руководить АТО на Донбассе. Он сообщил, что АТО является армейской операцией, которой должен руководить армейский штаб, которому подконтрольны военные подразделения.

Это заявление руководителя СБУ немного обескураживает. Ведь согласно статье 12 Закона "О борьбе с терроризмом" АТО руководит оперативный штаб, возглавляемый руководителем Антитеррористического центра (АТЦ), который создан именно при Службе безопасности Украины. Руководитель штаба определяет пределы района проведения АТО, принимает решение об использовании сил и средств, привлекаемых для ее проведения:

Руководителем АТЦ при СБУ сейчас является генерал-полковник Виталий Маликов - первый заместитель председателя СБУ. Он был назначен на эту должность указом Президента от 23 июня 2015 года.

А до Маликова должность руководителя АТЦ при СБУ занимал нынешний глава СБУ Василий Грицак.

Он был назначен указом от 7 июля 2014 года, тогда он был первым заместителем главы СБУ Валентина Наливайченко.

Так что говорить, что АТО является армейской операцией, которой должен руководить армейский штаб, со стороны Василия Грицака не совсем корректно.

По крайней мере, до того момента, пока не будут внесены соответствующие изменения в закон "О борьбе с терроризмом".

Поэтому военнослужащие Вооруженных сил, Национальной гвардии и других вооруженных формирований, которые участвуют в АТО, с правовой точки зрения подчиняются не Генеральному штабу и руководству своих структур, а АТЦ при СБУ.

И даже начальник Генштаба Вооруженных сил Виктор Муженко в рамках АТО является всего лишь первым заместителем начальника АТЦ при СБУ.

Что говорит Конституция

Перекладывание ответственности за руководство АТО с СБУ на армию может повлечь серьезные юридические проблемы. Согласно статье 17 Конституции, Вооруженные Силы Украины и другие военные формирования никем не могут быть использованы для ограничения прав и свобод граждан. На территории Украины запрещается создание и функционирование любых вооруженных формирований, не предусмотренных законом.

Как известно, в зоне АТО используются  и армия, и другие военные формирования. При этом известны случаи нарушения и ограничения прав и свобод граждан, включая право на жизнь, свободу, собственность и многие другие.

Порядок применения вооруженных сил в зоне АТО тоже отличается от того, что установлен в Конституции. Согласно статье 106 Конституции, президент является верховным главнокомандующим вооруженных сил Украины и осуществляет руководство в сферах национальной безопасности и обороны государства.

В случае вооруженной агрессии он должен принять решение об использовании вооруженных сил и других законных воинских формирований. А одобрение такого решения президента об использовании вооруженных сил и других военных формирований в случае вооруженной агрессии, согласно статье 85 Конституции, относится к полномочиям Верховной Рады.

То есть, в случае агрессии, для законного применения вооруженных сил и других военных формирований сначала должно было принято специальное решение президента, которое затем должна была одобрить Верховная Рада.

Однако АТО была начата по решению Совета национальной безопасности и обороны Украины (СНБОУ) от 13 апреля 2014 года. Текст этого решения засекречен. По сведениям, которые были в СМИ, именно там содержалось решение о привлечении к участию в АТО вооруженных сил.

Затем решение СНБОУ было введено в действие указом исполняющего обязанности Президента от 14 апреля 2014 года.

Напомним, что тогда обязанности президента исполнял Александр Турчинов.

Получается, что специального решения президента о применении в АТО вооруженных сил и других военных формирований не было, и Верховная Рада его не одобряла.

Следовательно, установленная Конституцией процедура для применения вооруженных сил не была соблюдена. Хотя о наличии агрессии со стороны Российской Федерации украинские органы власти заявляли неоднократно.

В июне 2014 года Верховная Рада добавила в статью 13 Закона "О борьбе с терроризмом" норму о том, что по решению руководства Антитеррористического центра при СБУ к широкомасштабным и сложным АТО можно привлекать личный состав, боевую технику и оружие силовых структур - МВД, Министерства обороны, пограничников и т.д.

Схожие дополнения внесли в статью 1-1 закона "О Вооруженных силах". Однако соответствующие изменения в Конституцию внесены не были.

Понятно, что решение руководства АТЦ при СБУ по своей юридической силе не может заменить решение президента, одобренное Верховной Радой. Как видим, президент и Верховная Рада эту ответственность на себя не взяли.

Поэтому ответственность за применение вооруженных сил в ходе АТО, и, соответственно, за последствия такого применения, берут на себя руководство АТЦ при СБУ, а также военнослужащие, которые выполняли приказы этой структуры.

Что такое Гаагский трибунал

Официальное название Гаагского трибунала, которым участников АТО пугают украинские политики, - Международный уголовный суд (сокращенно - МУС). Он функционирует под эгидой ООН с 1998 года.

МУС был создан в связи с тем, что специальные международные трибуналы, действовавшие в 1990-х годах (по бывшей Югославии и по Руанде), показали международному сообществу необходимость создания постоянно действующего суда для разрешения дел, связанных с геноцидом, военными преступлениями и преступлениями против человечности.

МУС в своей работе руководствуется Римским уставом, принятым 17 июля 1998 года. Местопребывание суда, согласно статье 2 Римского устава, - город Гаага в Голландии. Поэтому в прессе этот суд часто называют "Гаагским трибуналом".

Украина подписала Римский устав еще в 2000 году, но до сих пор не ратифицировала. Но согласно статье 8 Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС, Украина взяла на себя обязательство ратифицировать Римский устав.

Во время ратификации Соглашения об ассоциации с ЕС Верховная Рада обязалась ратифицировать Римский устав после внесения изменений в Конституцию Украины. Такие изменения в Конституцию были внесены в 2016 году: согласно части 6 статьи 124 Украина может признать юрисдикцию МУС.

Однако вступление в силу данной нормы Конституции нардепы отсрочили до 30 июня 2019 года. После этой даты для ратификации Римского устава уже не будет никаких формальных препятствий.

За что судит Гаагский трибунал

Юрисдикция МУС, согласно статье 5 Римского статута, распространяется на следующие преступления:

a) преступления геноцида;

б) преступления против человечности;

в) военные преступления;

д) преступление агрессии.

Преступлениями против человечности, согласно статье 7 Римского устава, в частности, считаются:

- убийства;

- истребление - умышленное создание условий жизни (в частности лишение доступа к продуктам и лекарствам), рассчитанных на то, чтобы уничтожить часть населения;

- заключение в тюрьму или другое жестокое лишение свободы;

- преследование любой идентифицируемой группы или общности по политическим, национальным, этническим, культурным или другим мотивам;

- насильственное исчезновение людей, которое означает арест, задержание или похищение людей государством или политической организацией или с их разрешения, при их поддержке или с их согласия.

Обширный список возможных военных преступлений перечислен в статье 8 Римского устава. Среди них - взятие заложников, умышленное нанесение ударов по гражданскому населению, умышленное нанесение ударов по зданиям, предназначенным для целей религии, образования, искусства, науки или благотворительности, историческим памятникам, госпиталям и местам сосредоточения больных и раненых (при условии, что они не являются военными целями) и т.п.

Как видим, многое из того, что происходит в зоне АТО, можно отнести к перечисленным случаям.

Кроме того, согласно статье 29 Римского устава, к преступлениям, подпадающим под юрисдикцию МУС, никакие сроки давности не применяются:

Гаага грозит уже сейчас?

Не исключено, что ратификация Римского статуса особого смысла уже не имеет. Дело в том, что в  феврале 2015 года Верховная Рада приняла заявление о признании юрисдикции Международного уголовного суда.

Правда, тогда парламентарии ограничили сферу признания только теми преступлениями, которые, по их мнению, совершили руководители Российской Федерации, а также так называемых "ДНР" и "ЛНР". И для этого еще были ограничены временные рамки - с 20 февраля 2014 года до момента принятия заявления, то есть до 4 февраля 2015 года.

Затем украинский МИД в сентябре 2015 года передал в МУС заявление о признании его юрисдикции. Заявление было подано на основании части 3 статьи 12 Римского статута, которая разрешает признать юрисдикцию МУС государству, которое не ратифицировало Римский статут. Текст заявления опубликовал в своем Twitter министр иностранных дел Павел Климкин.

По мнению доцента кафедры международного права Института международных отношений Киевского университета имени Шевченко, председателя Европейского комитета против пыток Николая Гнатовского, признание юрисдикции МУС произошло не столько на основании заявления Верховной Рады, которое было лишь первым шагом, сколько на основании заявления, которое от имени Украины в секретариат МУС предоставило Министерство иностранных дел с санкции президента.

Это заявление существенно отличается по своему содержанию от того, которое приняла ВР.

Во втором абзаце заявления МИД говорится следующее: "Принимая во внимание этот факт, от имени государства Украины, я имею честь заявить, что в соответствии с пунктом 3 статьи 12 Римского статута Международного уголовного суда Украина признает юрисдикцию Суда с целью выявления, преследования и осуждения виновных и соучастников деяний, совершенных на территории Украины с 20 февраля 2014 года").

Как видим, в заявлении МИД Украины признание юрисдикции МУС не ограничивается только преступлениями граждан России против Украины. Здесь содержится просьба рассматривать ситуацию в Украине без заранее определенных виновников. А срок, с которого МИД предложил рассматривать преступления, также не ограничен "сверху" - начиная с 20 февраля 2014 года и без даты окончания, то есть на неопределенный срок.

Отметим, что ратификация Римского статута затягивается из-за опасений, что украинские военные будут привлечены к ответственности за действия, совершенные в 2014-2015 годах в период активных боевых действий. При этом ссылаются на статью 24 Римского статута, согласно которой он не применяется за деяния, совершенные до вступления Статута в силу.

Однако украинский МИД, по сути, уже признал юрисдикцию МУС на всей территории Украины с 20 февраля 2014 года, не дожидаясь ратификации Верховной Радой. И теперь МУС может открыть производство по событиям в Украине либо по заявлению какой-либо страны-участника (Украина пока участником не является), либо по поручению Совета безопасности ООН, либо по инициативе прокурора самого МУС. В последнем случае, прокурор МУС, согласно статье 15 Римского статута, может самостоятельно возбудить  расследование на основе информации о преступлениях, подпадающих под юрисдикцию Суда.

В общем, широкое применение вооруженных сил в ходе АТО имеет сомнительные правовые основания. А расследование Международного уголовного суда может начаться и без ратификации Римского статута Верховной Радой. Не исключено, что именно об этой возможности и предупреждали Роман Бессмертный и Ирина Луценко.

В начале 2016 года, как сообщало УНИАН, похожие опасения высказал заместитель главы Администрации президента Украины, секретарь Конституционной комиссии Алексей Филатов. Отвечая на вопрос судьи Конституционного суда Николая Мельника он заявил:

Признание юрисдикции Международного уголовного суда будет нести как определенные потенциально положительные последствия, так и определенные риски для Украины, в частности, с точки зрения украинских военных, которые вынуждены участвовать в военном конфликте.

Видимо, именно с этой целью, в принятом в первом чтении законе по реинтеграции Донбасса (законопроект №7163) и делается попытка решить правовую коллизию в плане использования украинских войск на Донбассе. Однако, она может решить проблему только начиная с момента вступления закона в силу.

Все, что происходило до того, будет оставлять теоретическую возможность для обрашения в Международный уголовный суд, если политическая линия украинской власти вдруг поменяется. Либо, в этом будут заинтересованы некие мощные международные игроки.

Читаю @MNYUG
Loading...

0 комментариев

Ваше имя: *

Подписаться на комментарии