Монитор Юг

Лента публикаций:

25.05.19  
Битва петиций: народ требует отставки президента Зеленского
документ
24.05.19  
На Черниговщине нашли девочку-Маугли, которая говорит только «Слава Украине»
24.05.19  
Украинская власть уничтожает украинский язык
эксклюзив
24.05.19  
Сербия больше не символ сопротивления Западу
23.05.19  
Пётр Порошенко из преследователя становится жертвой
23.05.19  
Чего люди хотят от Владимира Зеленского
эксклюзив
22.05.19  
Почему Украина - самая нищая страна Европы
22.05.19  
Как русский Иван проворонил своё счастье
22.05.19  
Десять законных способов получить белый билет в Украине
эксклюзив
документ
22.05.19  
Квартал 95: кто будет руководить администрацией Зеленского
22.05.19  
Воры в законе теряют контроль над украинским криминалом
22.05.19  
Архиепископ Климент навредил политзаключенному Владимиру Балуху в Крыму
22.05.19  
Одесса хочет стать свободным городом
21.05.19  
Зеленский разгоняет старую власть
21.05.19  
Выборы закончились. Выборы продолжаются
21.05.19  
«Доктор Смерть» Ульяна Супрун сбежала из Украины
20.05.19  
Что на самом деле сказал Владимир Зеленский на инаугурации
эксклюзив
20.05.19  
Первая речь президента Зеленского в Раде: главные посылы
Больше новостей

Бывший боец батальона Номана Челебиджихана: херсонцы нас ненавидели

Николаев / Херсон,   29.06.2016,   2 008 просмотров

Бывший участник блокады Крыма в составе незаконного вооруженного формирования батальона Номана Челебиджихана Эрнест Аблязимов рассказал в телеэфире об отношении к крымскотатарским радикалам со стороны местного населения Херсонской области.

Я выехал на территорию Украины. Проходя Чонгар, увидел палатки с правой стороны дороги, шел дым, решил зайти погреться. После того, как я зашел в палатки, увидел ребят, таких же, как я. Мы разговорились, они предложили – оставайся, зачем ехать куда-то на заработки, когда здесь тоже можно неплохо заработать.

Через несколько дней меня пригласили в кабинет Ленура Ислямова, где мне дали контракт на то, чтобы я остался на крымской блокаде. В контракте указывалось, что, если я вступаю в гражданскую блокаду, будет зарплата в пределах 8 тыс. грн.

Мы должны были на блок-постах останавливать машины, контролировать, чтобы на территорию Крыма не попадали продукты питания, вещи. Так я остался в батальоне. На то время это еще  была гражданская блокада. Нас часто посещал имам и агитировал, говоря, что мы, крымские татары, должны здесь собраться, чтобы зайти в Крым и вернуть свою родину.

Паспорт гражданина РФ у меня сразу забрали, забрал его лично Ленур Ислямов. После нескольких недель я понял, что деятельность наша неправомерная, а вернуться домой без документов я уже не мог.

Нам сказали, что мы временно живем в палатках, потом будут казармы. Спали на поддонах, прямо на матрасах. У кого-то были спальники, у кого-то ничего не было. Условия адские были, приходилось терпеть.

Отношения с местным населением были ужасающе. Кому понравится, если среди белого дня или ночи машину останавливают, вытряхивают все, забирают оттуда все? Поэтому отношения с населением Херсонской области были очень натянутые. Можно сказать, они нас ненавидели.

Батальон Номана Челебиджихана

После 4 месяцев службы, уже когда гражданская блокада пошла в формат военного батальона, т.е. уже создался батальон Номана Челебиджихана, мне предложили должность капитана. Я пользовался авторитетом за то, что я не прятался, постоянно нормально работал. Создали военное морское подразделение, куда входил я и еще два бойца, и перевели нас жить в порт. Мы и ночевали прямо там.

Однажды мы начали изготавливать эти тросы. Тросы предназначались, как нам сказали, для выращивания мидий, т.е. для морской фермы в акватории Азовского моря, обеспечивающей батальон. На них должны вешаться сетки.

Когда мы вышли в море, я догадался, что никаких сеток нам никто не подвезет, и что это будет акт диверсии. Пройдя 40 миль, у нас лопнул шланг, двигатель на наше счастье в то время заклинило.

Я тогда понял, что у человека есть черта, которую он не может перейти. Тросы были предназначены для того, чтобы сбросить в море, и поток этих тросов должен был пройти в Керченский пролив. Эти тросы при помощи поплавков держатся в верхней толще воды и они должны были наматывается на винты проходящих кораблей, что  приводило бы к неисправности судна.

Нам повезло, что судно сломалось, нас отбуксировали в порт снова. Через день я убежал из батальона. Пересек границу, у меня уже был украинский паспорт…

Я очень переживал, чтобы меня не схватили на украинской границе, потому что, если бы узнали, что я даже в этом направлении прошел, меня бы просто взяли. И тогда бы никто этих материалов и моих рассказов не увидел бы и не услышал. После чего я обратился в органы и написал чистосердечное признание.

Страх был там, по ту сторону, здесь уже страха не было.

Также хотел бы извиниться перед своими соотечественниками – за то, что наши действия, действия таких формирований, как батальон Номана Челебиджихана, дискредитируют крымских татар.

Мы вообще народ-труженики. Я не хотел, чтобы молодые ребята попали туда. Это все неправильно. Это  неверная идеология. Сейчас я свободный человек, хожу и наслаждаюсь крымским воздухом»

В понедельник 28 июня бывший боец Номана Челебиджихана Эрнест Аблязимов добровольно явился в пограничное управление ФСБ России по республике Крым и заявил об участии в незаконном вооруженном формировании на территории Украины. Его действия попадали под статью Уголовного кодекса, наказание по которой достигает семи лет лишения свободы. Однако, согласно примечанию к этой статье, лицо, добровольно прекратившее участие в НВФ и сдавшее оружие, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях нет иного состава преступления.

Заместитель муфтия мусульман Крыма Эсадуллах-хаджи Баиров призвал крымско-татарскую молодежь быть внимательными и не становиться жертвами пропаганды псевдомусульманского духовенства, призывающего к участию в деятельности карательных национальных батальонов, пытающихся дестабилизировать мир в Крыму.

0 комментариев

Ваше имя: *

Подписаться на комментарии