Монитор Юг

Лента публикаций:

21.04.18  
Ольга Богомолец: Супрун лоббирует интересы наркомафии
документ
20.04.18  
Бизнесмен от науки: зачем Александр Спиваковский пошёл в ректоры
эксклюзив
20.04.18  
Херсонцы массово уклоняются от службы в армии
20.04.18  
Херсон - самый худший областной центр Украины
19.04.18  
Рефат Чубаров: биография номенклатурного националиста
эксклюзив
19.04.18  
Умирающий Николаев
19.04.18  
Украина тратит на госдолг больше половины бюджета
эксклюзив
19.04.18  
Украинские военные массово бегут в Крым
документ
18.04.18  
Порошенко готовится создать поместную церковь в Украине
18.04.18  
Михаил Добкин рассказал на суде как угрожали жизни Януковича
18.04.18  
Пашинский и Винник создают закон, чтобы сажать журналистов
эксклюзив
17.04.18  
Руководство космической отрасли Украины задержано в США за сотрудничество с Северной Кореей
эксклюзив
17.04.18  
Куба - дон Кихот
16.04.18  
Три года с убийства Олеся Бузины: почему убийцы не наказаны
16.04.18  
Сергея Пашинского хотят принести в жертву американцам
16.04.18  
Правые начинают и выигрывают
16.04.18  
Обыкновенный фашизм: как в Киеве оскверняли памятник Ватутину
13.04.18  
Четвёртая годовщина стойкости 48 запорожцев
13.04.18  
Семен Глузман: Супрун постоянно лжет и патологически упряма
12.04.18  
Будет ли большая война в Сирии и новая кровь на Донбассе
эксклюзив
Больше новостей

Семен Глузман: Супрун постоянно лжет и патологически упряма

Общество / Мнения экспертов,   13.04.2018,   1 899 просмотров

На фото: Семён Глузман

Алла ДУНИНА

С 1 апреля в Украине стартовала очередная реформа. На этот раз трясет медицину. Старшее поколение, как самое сознательное, уже пытается штурмовать поликлиники, подписывать какие-то то бумажки о сотрудничестве с врачом-терапевтом, потому что без его визы не попасть к более узким специалистам, к которым раньше просто записывались на прием в регистратуре. Но это только начало, впереди украинцев ждет консультация врача по телефону или же скайпу, но только продвинутых пользователей интернета. Придется привыкать к отсутствию скорой медицинской помощи, потому что вместо квалифицированных врачей и фельдшеров за умирающим должны приехать, если доедут, парамедики (санитары) и отвезти в больницу, где ему, по идее, должны оказать первую медицинскую помощь. Но не факт.

Украинцев уже не будут лечить от туберкулеза, как и ставить это диагноз как раньше. Украинцев ждет очень много нового, но выживут от этих перемен не все. И руководит всем этим процессом гражданка США, и.о. министра здравоохранения Ульяна Супрун, которая, как и многие варяги в правительстве Украины, приехала сюда ненадолго.

Но при этом, как отмечает в интервью исполнительный директор Ассоциации психиатров Украины Семен Глузман, последствия ее деятельности мы еще долго будем разгребать и вспоминать.

Семен Фишелевич, стартовала так называемая медицинская реформа. Население, откровенно говоря, в панике, потому что не понимает, что делать и что будет дальше. И.о. министра здравоохранения Ульяна Супрун потирает руки и рассказывает, что все будет хорошо, но, мало кто верит ей, с учетом того, что в ходе реформ будут закрыты сотни больниц и первой медицинской помощи можно будет не дождаться. Люди переживают, что обречены на вымирание. Более того, многие считают, что гражданку США специально поставили на эту должность, чтобы сократить население. Что вы думаете по этому поводу?

— Когда я первый или второй раз наехал на президента в колонке за то, что он такое одоробло тут держит, мне позвонил Юра Луценко. Мы с ним немножко знакомы. Позвонил сказать одну фразу: "Семен Фишелевич, я присутствовал в кабинете у президента, когда лоббировали Супрун. Он был вынужден уступить".

Я не знал, что происходит. Почему вдруг появилась эта женщина. Дело не в том, что она неполноценный американский врач, это не важно. Не врач должен быть министром, а специалист в общественном здравоохранении. Это другая наука, которая не больного лечит, а систему. Ей предшествовал нормальный совершенно человек, он исполнял обязанности — Виктор Шафранский. Пообщавшись с ним, я понял, что он может услышать. И он может понять аргументы. Потом, когда его сняли, я с ним встречался несколько раз и спросил, как произошло. Он говорит: просто нужно было поставить эту женщину, меня убрали. Все. Какие там аргументы. Значит, она ставленница…

Представитель Госдепартамента мне честно сказал: "Супрун — не наш человек". Госдепартамент ориентирован все-таки на демократическую партию, а она ставленник республиканской партии. У нее есть родственник, который то ли лоббист, то ли конгрессмен, то ли где-то там, близкий к Трампу. Говорят, еще и Канада как-то повлияла, премьер-министр попросил президента.

Зачем она поставлена, чтобы проводить над населением Украины эксперименты? Судя по ее заявлениям ни к чему хорошему ее затеи не приведут.

— Я не знаю. Я надеюсь, что просто было примитивное понимание нашей беды. Они думали, что самое главное — очистить медицину от коррупции, но это — очистить ее от от врачей, медсестер. И эта идиотка по характеру подходит. Она же никого не слышит. Опять же американцы мне сказали, что все, что она заявляет — это ее фантазия, это ее решение. Она же вообще упрямая патологически. Одна знакомая американская журналистка из украинской диаспоры, которая с ней достаточно близко была знакома по жизни, мне рассказала, что сейчас она спокойнее стала. Потому что ответственность. Вот. Что я хочу сказать? Этот человек из Госдепартамента мне прямо назвал человека, который курирует Супрун. В Киеве есть Международный республиканский институт. Его возглавляет Майкл Дракмен, вот этот человек ее крышует. И сильно давят на Порошенко. Они требуют борьбы с коррупцией. Но он же не может бороться с самим собой. Это же нонсенс.

Не кажется ли вам странно, что США ухватились только за одну отрасль — медицину. С чем это может быть связано?

— Они хотят нам помочь. И поэтому они давят на власть, которую мы избрали. Они давят через посольство, через Госдепартамент, через какие-то телефонные разговоры. Если мы никто и звать нас никак, и мы вечно стоим с протянутой рукой, и делаем вид, что у нас есть армия, которая нас может защитить от российской армии с ядерным оружием, так конечно мы должны терпеть унизительное отношение старших братьев. Просто был один старший брат, теперь — другой старший брат. Ну, а что мы сделали для того, чтобы к нам с уважением относились? Ничего. Я думаю, что тут другое. Президент вынужден терпеть и где-то он уступает, где-то он отступает. По видимому, за нее идет лоббирование очень серьезное через республиканскую партию. Значит есть какие-то общие интересы.

Вы говорили, что дни Супрун сочтены, а теперь выходит, что она остается? Гройсман то же заявил, что Супрун никуда не уходит после того, как к нему обратились нардепы с предложением ее убрать.

— Нет, то что Гройсман говорит, это не он решает. Решать будет Порошенко. Гройсман — никто. И она заявила, что она остается. Да. Один человек из окружения президента, не буду называть его имя, мне объяснил, что от Гройсмана ничего не зависит. Гройсман сейчас враждует с президентом, но при этом против него не идет в открытую.

Так может быть в ситуации с Супрун проблема в том, что нет достойных украинских специалистов, которые бы смогли стать министрами?

— У нас были врачи-министры — Раиса Богатырева, ну, коррупция и прочее — это меня не касается. Рая была прекрасный министр. Потому что она понимала систему. Она из простых врачей, уже работала в министерстве заместителем. Претензии к Супрун у меня конкретные. Во-первых, до нее была реформа. Она начиналась при Януковиче. И это была правильное начало. Там были ошибки, там всяко было. Но это делалось отдельно от министерства. Ну, понимаете, когда делают реформу медицинской службы, в любой нормальной стране, ее делает не министр. Министр — это исполнитель. Он должен исполнять. Для этого собирается некая команда, главный специалист по общественному здравоохранению Ирина Акимова это сделала при администрации президента. Они собрали нейтральных специалистов. Там были люди, которые работали ради того, чтобы помочь стране, им было интересно. Один из главных плюсов той реформы был, что были назначены три пилотных региона, потом появился Киев. И это было грамотно. А эта же Супрун что сделала, она же всю Украину подвесила. Это же эксперимент, он может быть неудачным в каком-то регионе, разве можно такое делать? Первое, это должно быть вне министерства, это самое главное.

И второе, это должно быть в нескольких регионах, специально подобранных. В столицах и в больших городах вообще не делают эти эксперименты. Ну, существует же практика во всем цивилизованном мире и ее надо изучать. И команда должна состоять из специалистов, а не из волонтеров с Майдана.

А как реагировать на ее заявления о том, что рентген не нужен, прививки не нужны, манту можно мочить и так далее?

И по телефону ставить диагноз…

— Я очень хочу дожить до того времени, когда она уйдет и я остаток своей жизни посвящу тому, чтобы с журналистами и экспертами вместе проанализировать, что она наделала. Это должно быть уроком для будущих президентов, когда они будут принимать кадровые решения. Понятно одно, что она остается, пока остается этот президент, это правительство.

Ну что, Семашко совсем плохая система?

Чем страшна Супрун со своей командой?

— Она действует по принципу: шашка наголо и вперед. Понимаете, так нельзя. Нужно работать с населением, а Супрун не работает даже с медицинской общественностью. Она постоянно лжет. Уходит от ответов, которые ей не нравятся. А ведь она чиновник. Но она никого не слышит, а ведь в министерстве работали отличные специалисты, но видно они либо ушли либо сидят и молчат.

Мне рассказывают работники СБУ, которым я не всегда верю, что там есть коррупция тоже. Но эта коррупция как бы не здесь, а с той стороны, когда закупки идут. Я даже подозревал, что это идет накапливание денег, прямо скажу, на выборы Петру Алексеевичу. Правда ли, что эта коррупция там есть, я не знаю. Но есть факты. Выделяется определенная сумма денег на закупку психиатрических медикаментов. Приходит товара только на половину суммы, а где вторая половина, куда делась? И понимаете, я же не испытываю к ней ненависти, я не хочу посадить ее в тюрьму, но счетная палата же нашла на нее криминал.

Супрун же еще собирается угробить Скорую медицинскую помощь, она уверена, что от парамедиков будет больше толка, особенно в сельской местности.

— Когда при Богатыревой внедрялась семейная медицина, тогда же Акимова вызвала губернаторов тех пилотных областей и поставила условие — построить хорошие дороги в села, чтобы «Скорая» смогла приехать на вызов. Они головой покивали, но ничего не сделали. Тут же вопрос этот даже не поднимался. Я понимаю ее американский мозг, когда она говорит про парамедиков. Я видел это, в Америке. Но, извините, там же система совершенно другая. Но есть же вещи, которые несопоставимы. Во-первых, там больше поликлиник, там действительно реально довезти быстрее по хорошим дорогам. И там ждут уже пациента бригада врачей. А тут кто же вам врача будет искать ночью, где он там, этот хирург? Нет, ну, в общем это безумие. И смотрите, она же ничего не слышит, а только твердит: "Я права. Я права".

А что нам делать? Умирать тихо? Ведь по данным Ольги Богомолец смертность в прошлом году превысила предыдущий год в разы, не вериться, что этот год будет лучше.

— Я не знаю, что делать. Это вопрос не ко мне, а к президенту. Я задаю эти вопросы президенту, больше никто же не задает. Медицинская общественность боится Супрун. Кто посмеет выступить, того тут же заклюют. Единственное, что хочется всем пожелать быть здоровыми.

0 комментариев

Ваше имя: *

Подписаться на комментарии