Монитор Юг

Лента публикаций:

17.07.18  
Украина превращается в большую мусорную свалку
16.07.18  
Проституция в Украине: бизнес, которого как бы нет
16.07.18  
Контрабанда леса из Украины принимает колоссальные масштабы
16.07.18  
Конструкция власти Петра Порошенко рушится на глазах
13.07.18  
Боец АТО безнаказанно «кинул зигу» в Берлине
13.07.18  
Ужасные последствия перекрытия Северо-Крымского канала
13.07.18  
Монтян о Крыме: Бардак как был, так и остался
13.07.18  
Глава ЕК Жан-Клон Юнкер пришёл на саммит НАТО навеселе
13.07.18  
В Запорожье выставили билборд с поздравлением советскому разведчику
12.07.18  
В Украине отказываются от бойкота ЧМ-2018 по футболу
12.07.18  
По 10 первых классов: украинские школы трещат по швам
12.07.18  
В Мариуполе полиция издевалась над отцом на глазах малолетней дочери
эксклюзив
12.07.18  
Как менялась экономика Украины с каждым из президентов
11.07.18  
Куда гонят Порошенко и чего ждать от встречи Трампа и Путина
эксклюзив
11.07.18  
В Николаеве неонацисты раздели подростка за цветную футболку
10.07.18  
В Украине разоружили «Правый сектор»
10.07.18  
Конфликт вокруг Крымского моста искусственно раздувают
эксклюзив
10.07.18  
Националисты Украины хотят в президенты своего единого фюрера
09.07.18  
Эксперт заподозрил украинских социологов в подтасовке
09.07.18  
Пять причин, почему эскалация войны - не выход для Порошенко
Больше новостей

О презрении французского депутата как следствии разницы культур

За рубежом,   2.08.2016,   1 995 просмотров


Вчерашний скандал в Москве на пресс-конференции депутатов Национального Собрания Франции, посетивших Крым, показал разницу между человеком европейской культуры и человеком иной культуры.

Напомним, корреспондент УНИАН Роман Цимбалюк задал депутатам два вопроса.

Первый: 

«Должны ли депутаты Госдумы получать французскую визу в случае аннексии Российской Федерацией острова Корсика <…>?» 

(Наверное, имелось ввиду – в случае визита на «аннексированную Корсику», хотя корреспондент упустил этот момент, задавая вопрос.)

Второй: 

«Сколько вам заплатило российское правительство за эту поездку, за эту вашу позицию?».

Депутат Национального собрания Франции Тьерри Мариани ответил очень резко: 

«Я не принимаю ваш вопрос, я согласен отвечать на любые политические вопросы, на любые политические замечания. Но ваш вопрос – это, прямо скажем, дерьмовый вопрос, и на него я вам отвечать не буду и выражаю вам полное презрение».

Скажем прямо, с точки зрения европейца депутат имел полное право так ответить. Корреспондент задал вопросы непрофессионально, провокационно и по-хамски.

Позиция корреспондента по первому вопросу понятна: французские депутаты не имели права посетить Крым без украинской визы, так как по украинским законам Крым остается в составе Украины и незаконно отторгнут Россией. Позиция вполне со своей стороны обоснованная.

Нормальным был бы вопрос: «Почему депутаты Национального собрания Франции посетили Крым без украинской визы?». Такая постановка указывала бы на конкретную проблему, существующую в объективной реальности. Депутат был бы вынужден на него ответить и объяснить свою позицию.

Упоминание аннексии Корсики – чистая фантазия журналиста, пусть в ней и просматривается аналогия с Крымом. Но Корсику никто не аннексировал. Обсуждение вымысла нелогично и бесполезно с точки зрения образованного европейца.

Корреспондент повел себя непрофессионально, начал фантазировать и, может быть, потерял возможность припереть депутатов к стене прямым вопросом.

Второй вопрос был еще более удручающим. Он из разряда детских дразнилок: твоя мама знает, что ты куришь? Как не ответь или промолчи – остаешься в дураках. По сути – это не вопрос, а утверждение. Прямое обвинение во взяточничестве. Причем без доказательств. То есть – провокация. Вполне понятно, почему это вызвало возмущение депутата. И дало ему основание отказаться от ответа.

Нормальным был бы вопрос: «Получали ли вы деньги от российского правительства за поездку в Крым?». Этот вопрос был бы неприятен французским депутатам. Но они не могли бы не ответить, не потеряв лица.

Даже отрицательный ответ оставил бы журналистам зацепку уличить депутатов в будущем. Если бы, к примеру, были бы найдены доказательства получения ими денег от российского правительства за поездку.

К слову, личные взятки и финансирование мероприятий – это разные вещи. Что охотно подтвердят участники семинаров по журналистике в Германии, стажировок по демократии в Великобритании,  или чтецы платных лекций в американских университетах о соблюдении прав человека в СНГ.

Так или иначе, корреспондент УНИАН почему-то отказался от возможности задать французским депутатам профессионально острые, неудобные вопросы. Почему-то он предпочел задать им склочные, непрофессиональные вопросы, в результате чего нарвался на резкую, но обоснованную, отповедь.

Вряд ли он сознательно вызвал скандал. Скорее личное возмущение поступком французских парламентариев затмило профессиональный расчет. Эмоции победили разум. Вернее всего, разум даже не пытался взять под контроль эмоции.

Это типичный стиль украинской журналистики. Для которой характерны эмоциональные, ангажированные оценки и высказывания. Достаточно посмотреть заголовки  статей об описанном здесь случае. Самый приличный из них «Мариани нагрубил украинскому журналисту из-за неудобного вопроса». Преобладают такие, как «Друга Путина из Франции взбесил вопрос украинского журналиста» или «Украинский журналист довел до истерики французского депутата-крымнашиста».

Сам Цимбалюк после этого случая заметил, что он был обескуражен ответом Мариани. То есть – он не видел в своих вопросах ничего ненормального.

В этом отразилась разница культур – европейской и украинской. Первая опирается на разум и логику, вторая на эмоции и чувства.

Европейская или городская культура приобретается поколениями. Для того, чтобы в любых обстоятельствах называть врага на «вы», необходимо иметь три поколения предков с университетским образованием. Жителей города.

Украина же движется к идеалу сельской жизни. И если раньше этот идеал был уделом меньшинства, в последние годы он признан чуть ли не частью государственной идеологии.

Для  того, чтобы не попадать впросак в беседах с европейскими политиками, следует с детства приучать молодое поколение к костюмам,  галстукам и строгим платьям, а не к вышиванкам.

Но пока не складывается.

0 комментариев

Ваше имя: *

Подписаться на комментарии