Монитор Юг

Лента публикаций:

18.01.19  
Как патриарха Варфоломея заставили решиться на выдачу томоса
эксклюзив
18.01.19  
Александр Лукашенко заинтересован в прекращении войны на Донбассе
17.01.19  
Спустя пять лет "диктаторские законы" Януковича действуют при Порошенко
17.01.19  
Одессе, Николаеву и Херсону грозит климатическая катастрофа
документ
16.01.19  
Почему Украина не получит своего президента
16.01.19  
Почему бездарные украинские топ-менеджеры получают огромные зарплаты
16.01.19  
Ни единства, ни автокефалии: реальность томоса не оправдала ожиданий
15.01.19  
Самые яркие достижения Крыма в 2018 году
эксклюзив
15.01.19  
Украинские программисты как одна из опор реакционного режима
эксклюзив
14.01.19  
Митрополит Лука: «Нас загоняют в религиозное гетто»
14.01.19  
Кандидат Анатолий Гриценко: бессилие и крах идеологии майдана
эксклюзив
14.01.19  
Чем Пётр Порошенко расплатится с Варфоломеем за томос
11.01.19  
Самые влиятельные олигархи страны: кому принадлежит Украина
документ
11.01.19  
Томос: как США строят на Украине банановую диктатуру
10.01.19  
Херсонские политики побежали к Владимиру Зеленскому
эксклюзив
10.01.19  
Как херсонцы наживают целые состояния на войне в Украине
09.01.19  
Выборы в Украине: большинство останется у националистов
09.01.19  
В Украине будут заниматься сексом по новому закону
Больше новостей

Страна на краю попасти: экономические итоги Украины-2018

Экономика,   4.01.2019,   607 просмотров

Внешняя торговля

По состоянию на конец декабря доступны официальные данные только за 10 месяцев уходящего года, однако и на их основе можно делать вполне определенные выводы. Совокупный внешний товарооборот Украины за этот период достиг 85,54 млрд долл. При этом объём экспорта вырос до 39 млрд долл. (+10%), тогда как импорт — до 47 млрд долл. (+17%). Нетрудно заметить, что импорт растёт быстрее экспорта, увеличивая негативное сальдо торгового баланса, которое уже составляет 8 млрд долл. Нет сомнений, что в оставшееся до конца время эта тенденция только усугубится.

Не то чтобы Украине такие величины были в новинку. В прежние годы негативное сальдо могло превышать и 10 млрд долл. Однако тогда у Нацбанка хватало валютных резервов для покрытия такого разрыва. К тому же тогда негативное сальдо оправдывалось работой химпрома: для экспорта удобрений необходимо было покупать большое количество газа. Это давало и выручку, и занятость населения, поэтому государство с этим мирилось. Однако теперь химпром стоит, Украина за 11 месяцев импортировала всего-то 10,5 млрд кубометров газа, тогда как негативное сальдо имеет такую величину, словно импорт газа в 3 раза больше.

Кроме того, в прошлые годы «дыру» во внешней торговле закрывали за счёт экспорта услуг — в первую очередь, платы за транзит российского газа. Однако в этом году Украина получит из этого источника меньше средств, поскольку объёмы прокачки предсказуемо упали.

Учитывая динамику, по итогам года негативное сальдо вполне может достичь 10 млрд долл. Чтобы лучше представлять эту величину, напомним, что 2015 год Украина завершила в «плюс» (632 млн долл.) — ещё продолжал действовать режим свободной торговли с РФ и странами СНГ, а в 2016-м разрыв был менее 3 млрд долл.

Отметим также, что происходит все это под рассказы Киева о небывалых успехах евроинтеграции и торговли в рамках ЗСТ с ЕС. Формально торговля с ЕС действительно растёт — по последним данным, до 42% экспорта Украины приходится на ЕС. Только вот получается, что от такой торговли одни убытки.

Наиболее прибыльными экспортными статьями, как и год назад, для Украины в 2018 году были экспорт чёрных металлов и зерна. Причём производство металла снизилось, а зерновых — выросло. По последним данным (октябрь 2018), Украина опустилась на 13-е место в мире по объёмам выплавки стали (17,57 млн тонн с начала года). Год назад Украина занимала 12-е место, а объём производства за тот же период был примерно на 1 млн тонн больше. А вот зерна Украина собрала по состоянию на конец ноября 66,4 млн тонн (данные получены с 96% площадей). На будущий год уже звучат прогнозы об урожае в 70 млн тонн, т. е. в постмайданной Украине усиливаются сразу 2 тенденции: в экспорте усиливается аграрная составляющая, которая к тому же становится всё более монокультурной.

Любопытные вещи происходят с товарооборотом между Украиной и Россией. Согласно данным украинских ведомств, за январь-сентябрь 2018 года (последняя доступная на сегодня статистика) импорт товаров из РФ на Украину в денежном выражении составил 5,8 млрд долларов, это на 21% больше, чем за аналогичный период 2017 года. Экспорт товаров с Украины в Россию при этом уменьшился на 7,5% и составил 2,7 млрд долларов.

ВВП и инфляция

Полных данных о ВВП Украины в 2018-м году, естественно, пока ещё нет. Однако для понимания ситуации мы вполне можем опираться на данные работы экономики в I—III кварталах.

«Экономика Украины растет 11 кварталов подряд… Ситуация соответствует прогнозам правительства и международных партнеров»,

 — сообщает Госстат Украины в последней оперативной оценке.

Правда, ведомство тут же оговаривается, что рост хотя и есть, но замедляется. В I квартале экономика выросла на 3,8%, во втором — уже на 3,1%, в третьем — и вовсе на 2,8%, т. е. в среднем рост получается на 3,2−3,3%. Кстати, Всемирный банк в октябре ухудшил свой прогноз роста ВВП Украины на 2018 год именно до такого значения. В НБУ и МВФ ждут 3,4% и 3,5% соответственно, однако динамика говорит о том, что даже сохранение темпа уже будет хорошим итогом года.

Также пересчёт ВВП в первом полугодии на цены 2017 года говорит о том, что украинцы в уходящем году стали еще беднее. Реальный ВВП в I квартале упал на 8,3%, а во II-м — сразу на 10,5%.

В прогнозе инфляции по итогам года эксперты и правительство, как обычно, разошлись. Последний консенсус-прогноз Минэкономики допускает, что она достигнет 10,1%. Не 13,7%, как год назад, но тоже немало. А вот экономист Виктор Скаршевский допускает даже более высокие значения. Кроме того, он напоминает, что эти проценты инфляции совершенно по-разному воспринимаются бедными и богатыми людьми. Учитывая же, что Украина — страна преимущественно бедная, даже каждая десятая часть процента инфляции имеет значение.

«По итогам 2018 года инфляция в Украине будет двухзначная. Она составит 11−12%. В целом Украина бедная страна. Инфляция от Госстата в 10% кажется заниженной, потому что одна и та же инфляция совершенно по-разному влияет на бедных и на богатых. Люди с маленьким доходом в 5−10 раз более чувствительны к росту цен, чем люди с высокими доходами. Например, если пенсионер расходует на питание 80% своих средств, то украинец с большими доходами только 10%. Если растут цены на продукты питания, то это в 8 раз чувствительнее для человека с маленькими доходами»,

 — цитирует размышления эксперта «ГолосUA».

Кроме того, правительство Украины в этом году смогло весьма хитрым образом «экспортировать» инфляцию в будущее. Подорожание природного газа для населения удалось оттянуть на самый конец года. Из-за чего новые тарифы на тепло и горячую воду и вовсе перенеслись на начало 2019 года. Поэтому этот эффект экономика в полной мере ощутит уже после праздничного похмелья.

Долги

В 2018 году Украина выплатила чуть более 3,2 млрд долл. по своим внешним обязательствам. Однако внешний долг при этом уменьшился всего на 1,78 млрд долл. (на начало ноября 2018 года). Это связано как с новыми заимствованиями, так и с тем, что часть выплаченных Украиной средств — проценты за пользование кредитом.

Важная особенность 2018 года — Украина теперь занимает под наивысшие проценты в мире. Даже беднейшие страны Африки и Венесуэла не могут себе позволить привлекать кредиты под 9−10% годовых. А вот Украина может, что она и продемонстрировала в конце августа (650 млн долл.) и в конце октября (0,75+1,25 млрд долл.). Как в первом, так и во во втором случае срочность и готовность платить такие дикие проценты объяснялась необходимостью расчёта по старым долгам. Экономисты уже обратили внимание, что финансовая политика правительства Гройсмана немногим отличается от классической финансовой пирамиды. Итог также закономерен: треть (!) бюджета будущего года будет направлена на погашение ранее взятых кредитов.

Однако в сравнении с началом года совокупный госдолг Украины всё же несколько сократился, причём как в гривне, так и в долларовом выражении. По состоянию на начало ноября Украина должна 2,09 трлн грн (-48 млрд грн) или 74,32 млрд долл. (-1,9 млрд долл.) соответственно.

Сокращение госдолга совсем не означает, что Украине больше не нужны кредиты. Дело в том, что в первом полугодии правительство рассчитывало получить деньги от МВФ. А затем стоимость кредитных денег повсеместно выросла и во втором полугодии правительство занимало только в экстренных случаях — опять-таки ожидая транша от МВФ, но уже по новой кредитной программе.

МВФ

Об отношениях Украины и МВФ в уходящем году можно сказать одно: они были. По результатам сложнее. Начнем, пожалуй, с недавнего наблюдения, сделанного экономистом Виктором Скаршевским. Он подсчитал, что в 2016—2018 гг. Украина получила от Фонда 2 млрд долл. двумя траншами, тогда как выплатила за тот же период почти вдвое больше — 3,9 млрд долл.

До 21 декабря, когда Киев получил от Фонда долгожданный транш, Украина не получала от МВФ ни цента порядка 20 месяцев. В частности, из-за этого и пришлось в этом году занимать более 2,6 млрд долл. под баснословные 9−10% годовых: в правительстве до последнего ждали, что у фонда можно будет занять под более выгодный процент, тогда как ставки на заёмный капитал росли.

Осенью в МВФ дали понять, что давать Украине деньги по действующей программе (EFF) не станут. Основных причин две. Во-первых, деньги по программе EFF даются на более длительный срок. Во-вторых, EFF предполагает готовность правительства выполнять программу реформ, навязываемую Фондом. Тогда как Украина только по одному вопросу коррекции тарифа на газ торговалась примерно 1,5 года. Поэтому стороны вернулись к формату Stand by — небольшие кредиты на короткий срок (12−18 месяцев).

Так, по предварительной договорённости, новая кредитная программа позволит Украине привлечь от МВФ 3,9 млрд тремя траншами (2*1,25 и 1,4 млрд долл.).

В конце 2018 года руководство МВФ дважды подтвердило политический характер своего сотрудничества с Украиной. Во-первых, ещё в начале осени в Фонде начали обсуждать с Украиной новую программу кредитования, а затем и прямо подтвердили готовность давать ей деньги в 2019 году. Хотя прежде существовало неписанное правило: не кредитовать страны во время выборов. Т. е. правило-то, может, и до сих пор есть, однако ради Украины его нарушили.

Во-вторых, 26 ноября, когда не миновало даже 12 часов с момента первого появления информации о готовности Петра Порошенко ввести военное положение (ещё даже не было известно, на какой срок его введут, на какой территории и т. п.), в МВФ также специально подтвердили: кредитовать по-прежнему готовы, военное положение никак не повлияет. Хотя начиная с 2014 года Порошенко оправдывал своё нежелание вводить ВП как раз тем, что в таком случае не видать Украине кредитов от фонда.

Стоимость топлива в розничных сетях

По состоянию на конец декабря за литр А-95 автомобилисты Украины платили в среднем 30,46 грн (+2,06 грн с начала года), за литр А-92 — 29,62 грн (+2,47 грн с начала года). Дизтопливо продолжает вести себя нестандартно. Оно всё ещё стоит дороже А-92 и держит марку наиболее подорожавшего за год вида топлива: 30,22 грн (+4,93 грн с начала года).

Как видим, цены выросли существенно, однако они были бы ещё выше, если бы Украину не выручило падение цен на нефть в октябре-ноябре, а также стабилизация курса национальной валюты. Скажем, на пике цены на бензин были почти на 3 грн выше, чем в конце декабря.

Сенсацией года для Украины стал скачок розничной цены на дизельное топливо. Средние цены на него 25 октября сравнялись со средней розничной ценой на бензин марки А-92, а затем и обогнали их, вплотную приблизившись к А-95. С тех пор, несмотря на падение цен на нефть, дизтопливо остаётся на Украине дорогим. Хотя прежде многие украинцы предпочитали автомобили именно с дизельным двигателем, чтобы экономить на топливе.

Причину такого внезапного разворота рынка, вероятнее всего, следует искать в России, а именно в изменении режима налогообложения нефтепродуктов (налоговый манёвр), а также их экспорта. Кроме того, в этом году Украина импортировала значительно меньший объём нефти, что повлияло на объём собственного производства.

Приватизация

2018 год продолжил славную традицию постмайданной распродажи государственного имущества. Из запланированных в госбюджете 21,5 млрд грн дохода хоть как-то выполненным можно считать разве что план т. н. «малой приватизации» — т. е. продажи преимущественно небольших и малоценных объектов, выкупаемых обычно бизнесом под производственные цеха или из-за выгодного земельного участка. Правительство рассчитывало наторговать за год 2 млрд грн — к концу декабря удалось получить около 0,5 млрд грн. Совсем неплохо, учитывая, что программу малой приватизации смогли запустить только в июле. Но это и понятно. Суммы там несерьёзные — в среднем чуть более миллиона гривен на сделку, срок возврата небольшой, а покупатели — исключительно украинцы.

Осенью правительство чуть ли не в ежедневном режиме отчитывалось перед СМИ о новых успехах «малой приватизации». И неудивительно: в 2018 году Украине не удалось продать ни один из объектов «большой приватизации». Последняя надежда рухнула уже в декабре: конкурс по продаже генерирующей компании «Центрэнерго», назначенный на 13 декабря, был отменён буквально накануне.

С одной стороны, для такого провального результата была объективная причина: Украина меняла закон о приватизации. С другой же — сам закон приняли ещё в январе. Но сначала его долго не подписывал президент, затем в правительстве затянули формирование перечня объектов для приватизации (май 2018-го) и принятие необходимых подзаконных актов (июнь 2018-го). Не говоря уж о том, что конкурсы по выбору советников (по новому закону каждый крупный объект в случае приватизации получает советника, который помогает определить стартовую стоимость, ищет потенциальных покупателей и т. п.) состоялись и вовсе в июле-октябре. Таким образом, этот провал следует «вешать» не только на Фонд госимущества и Минэкономики — президент и правительство также приложили к нему руку.

Впрочем, дело не только в законе, ведь Лакшми Миттал покупал «Криворожсталь» в 2005 году ещё по старому закону. И правительство Януковича умудрялось продавать госимущество на 1−1,5 млрд долл. в год тоже по нему. Новой власти так и не удалось восстановить доверие к Украине, поэтому инвесторы если и работают с ней, то предпочитают финансовые инструменты (облигации), а не прямые инвестиции в её экономику.

В ФГИ провал приватизации признали ещё в октябре, однако выразили надежду, что просто перенесут конкурсы на будущий год. Однако и. о. главы Фонда как бы «забыл», что в будущем году на Украине состоятся президентские, а затем и парламентские выборы. А значит, до окончания процесса смены власти на приход иностранных покупателей лучше не рассчитывать. Поэтому правительству однозначно не стоит возлагать больших надежд на будущий год.

Доходы и расходы населения и домохозяйств

Средняя зарплата по итогам 10 месяцев достигла 8667 грн или примерно 315 долл., если принять среднегодовой курс равным 27,5 грн/долл.

В первом полугодии 2018 года реальный располагаемый доход населения составлял 82% от уровня 2013 года. Об этом говорится в «Отчёте о финансовой стабильности» Национального банка.

«Тенденция роста реального располагаемого дохода сохранится и в дальнейшем. За девять месяцев реальная зарплата увеличилась на 13% г/г, в частности в III квартале — почти на 15% г/г, поэтому за полный год темп ее прироста, вероятно, составит около 13%»,

 — указывают авторы документа.

Нельзя не заметить, что доходы населения хотя и растут, однако лишь ненамного превышают инфляцию — т. е. реальные доходы растут совсем формально. Более того, они до сих пор почти на 20% ниже, чем 5 лет назад: даже спустя 5 лет президентства Порошенко ему не удалось вывести их к значению, достигнутому при «преступном режиме» Януковича.

К слову, с пенсиями ещё хуже. Минимальная пенсия в 2013 году достигала 118 долл. Тогда как в 2018 году — 50 долл. (на 1 января), 52 долл. (на 1 июля) и 54 долл. на 1 декабря. Это знаковый и в целом ожидаемый итог правления Порошенко. Также летом 2018 года на Украине случились масштабные задержки с выплатами пенсий, чего в стране не наблюдалось уже очень давно.

Если же мы зададимся целью и перепроверим утверждение Нацбанка, то получим даже более неутешительные результаты. Средняя зарплата по Украине в 2013 году равнялась 3273 грн, что в пересчёте на тогдашний курс равнялось 410 долл. Это почти на 30% превышает сегодняшнюю среднюю зарплату.

Такая разница возникает от разницы подходов — в НБУ не переводят доходы населения в валюту. Хотя наш подход более справедлив, поскольку так или иначе все расходы домохозяйств либо зависят от критического импорта (в первую очередь энергоносителей), либо тратятся на него же. А в такой ситуации игнорирование отношения гривны к доллару не позволяет судить о доходах объективно.

Это подтверждает и Госстат. Согласно его расчётам, среднемесячный доход домохозяйства в первом полугодии составлял 9249 грн. 58,7% домохозяйств Украины не дотягивали до этого показателя. Причём по итогам 6 месяцев 2017 года до среднеукраинского показателя не дотягивали 58,5% домохозяйств — динамика отрицательна. Более того, 30,5% украинцев имели доходы даже ниже реального прожиточного минимума (3233 грн), а 2,1% — ниже законодательно установленного прожиточного минимума, т. е. менее 1700 грн в месяц. Впрочем, ради справедливости стоит отметить, что доля экстремальной бедности в 2018 году на Украине всё же уменьшилась: в 2017-м ниже реального прожиточного минимума зарабатывали 37% населения. Напомним, что основная заслуга в этом — совсем не номинальный рост доходов, а оттягивание роста коммунальных тарифов, которое правительство сумело перенести на 2019 год.

Жонглирование цифрами проявляется ещё в одном моменте. Из-за номинального роста доходов доля коммунальных услуг в расходах домохозяйства снизилась с 19,9% в 2017 году до 17,4% (логично: средняя зарплата росла, а тарифы — нет). Тогда как доля расходов на продукты питания выросла с 47,7% до 48,3%. Как так? Ответ простой: стоимость продуктов питания росла быстрее, чем доходы населения.

Скажем, резко выросла стоимость борщевого набора: в сравнении с ноябрём 2017 года лук подорожал на 57%, морковь и капуста — на 40%, свекла — на 20%, свинина — на 19% и картофель — на 13%. В целом же приготовить кастрюлю борща в конце 2018 года украинской семье будет стоить на 21% дороже, чем год назад.

Индекс оливье пока «балует» украинцев: продукты для его приготовления в сумме прибавили только 15% от прошлого года.

Любопытно также сравнить позицию Украины в некоторых мировых рейтингах с отчётом НБУ. Скажем, в рейтинге благосостояния (The Legatum Prosperity Index) Украина с 2013 года спустилась с 64-го на 111-е место. В рейтинге качества жизни пожилых людей (Global Agewath Index) — с 66-го на 72-е. Уровень личного богатства граждан (Global Wealth Report) оценивался для Украины в 2013 году на уровне 3413 долл. на человека. В 2018-м — только в 1563 долл. Наконец, по оценке ООН, 60% украинцев живут за чертой бедности.

Зато богатеет Пётр Порошенко. Дивиденды от его инвестиционного фонда «Прайм Эссетс Кэпитал» в этом году выросли до 154 млн грн. Всего же с начала года Порошенко заработал 198 млн грн, что в 12 (!) раз больше, чем в 2017-м.

Банковская система

Едва ли не главной проблемой банковской системы Украины продолжает оставаться высокая доля проблемных кредитов. По состоянию на начало ноября их общая сумма достигла пугающих 666 млрд грн, причём 65,5% этой суммы приходится на государственные банки. Тем не менее в НБУ полны оптимизма. Первый заместитель председателя Национального банка Екатерина Рожкова прогнозирует, что банковская система получит не просто прибыль, а наибольшую за последние 10 лет, ведь уже за январь-октябрь она составила 15 млрд грн. Насколько правдива эта информация — проверим в будущем году. В 2017-м статистику Нацбанку подпортили «дочки» российских банков, получив совокупный убыток свыше 10 млрд грн. Сейчас же пока непонятно, включил ли Нацбанк эти банки в общую статистику.

А вот украинский «банкопад», сопровождавший первые постмайданные годы, похоже, действительно завершился. В I полугодии 2018 г. исчезли ещё несколько банков, однако в основном это произошло через слияние, к тому же ни один из них не был системным или просто крупным. С другой стороны, сохраняется проблема уже упомянутых структур. Они не падают, но Нацбанк фактически закапывает их живьём: в ноябре фактически прекратил работу ВТБ-Украина.

«У нас осталось два крупных банка с российским государственным капиталом, это Сбербанк и Проминвестбанк. На сегодняшний день они имеют достаточно ликвидности, поэтому мы надеемся, что выход этих банков с рынка состоится другим способом»,

 — лицемерно прокомментировала это событие Рожкова во время презентации «Отчёта о финансовой стабильности».

Тем не менее и в ближайшие годы число банков будет сокращаться:

«Мы видим 15−18 банков, бизнес-модели которых считаем нежизнеспособными»,

 — говорит Рожкова.

К тому же на сегодня почти все украинские банки не выполняют хотя бы одно из требований НБУ (преимущественно те, что были введены за последние 2−3 года).

Возникает логичный вопрос: почему в таком случае прибыль растёт — в особенности на фоне того, что банковская система практически не кредитует экономику?

«Нацбанк по-прежнему делает ставку на крупных экспортеров: мол, они, получая дополнительные доходы, вытянут отечественную экономику. Но в итоге, по уровню жизни нас обогнала даже Молдова, у которой-то основные ресурсы — сады и виноградники»,

— образно описывает эту ситуацию глава Комитета экономистов Украины Андрей Новак для издания Realist.

Как уже сказано, пока непонятно, учитывались ли в статистике показатели «дочек» российских банков. Во-вторых, в этом году банки платили украинцам довольно скромные дивиденды по депозитам (только к концу года доходность вкладов вернулась к 17−19% в гривне), тогда как ставки по потребительским кредитам остались примерно на том же уровне, что и во времена Януковича. Также банки постепенно ликвидируют проблемную задолженность (сейчас это примерно 50% портфеля, а не 58%, как год назад), а популярность банковских продуктов растёт.

Ну и наконец, один из основных инструментов доходности — ОВГЗ, выкупаемые госбанками у Минфина. Скажем, 18 декабря Минфин размещал облигации под рекордные 20,5% в гривне. Разумеется, банки охотно скупают такие ценные бумаги и им даже нет особого смысла финансировать производство.

0 комментариев

Ваше имя: *

Подписаться на комментарии

Страна на краю попасти: экономические итоги Украины-2018