Монитор Юг

Лента публикаций:

21.05.19  
Зеленский разгоняет старую власть
21.05.19  
Выборы закончились. Выборы продолжаются
21.05.19  
«Доктор Смерть» Ульяна Супрун сбежала из Украины
20.05.19  
Что на самом деле сказал Владимир Зеленский на инаугурации
эксклюзив
20.05.19  
Первая речь президента Зеленского в Раде: главные посылы
20.05.19  
Андрей Портнов: Порошенко будет сидеть
18.05.19  
Почему мировые лидеры не приедут на инаугурацию Зеленского
17.05.19  
Изет Гданов стал главным крымским татарином на Херсонщине
эксклюзив
17.05.19  
Как «Львовская республика» обобрала Украину
эксклюзив
17.05.19  
Кому выгодна гибель процветающей Украины
17.05.19  
Украинский парадокс: как потребительство приводит к нищете
эксклюзив
16.05.19  
Зачем олигарх Игорь Коломойский вернулся в Украину
16.05.19  
Будут ли истребители НАТО сопровождать украинские самолеты при полётах над Россией
16.05.19  
Филарет: меня все обманули
15.05.19  
Украина без колес: конец отечественного автопрома
15.05.19  
Украина на пороге перемен: американских грантов нет, министров увольняют
15.05.19  
Крым готовится к туристическому буму
эксклюзив
14.05.19  
Противостояние: Верховная Рада боится Зеленского
Больше новостей

Преступность на Украине: назад в лихие 90-е

Криминал / Общество,   30.04.2019,   965 просмотров

24 апреля был опубликован закон «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно упрощения досудебного расследования отдельных категорий уголовных правонарушений». Суть данного закона в том, что огромное количество мелких уголовных преступлений, вроде некрупных краж, мошенничества и операций с наркотиками, перестанут считаться таковыми и перейдут в разряд административных правонарушений. На фоне этого хотелось бы понять, как обстоят дела с преступностью на Украине.

Все хорошо, прекрасная маркиза

«Ответственными» за статистику по уголовным преступлениям на Украине являются два ведомства: Генеральная прокуратура и Министерство внутренних дел. И уже пару лет оба ведомства радостно рапортуют о снижении преступности в стране. Правда, не всегда цифры, публикуемые этими структурами, совпадают. Например, по данным МВД, в 2017 году было зарегистрировано почти 496 тысяч преступлений, а Генеральная прокуратура за тот же год насчитала 523,9 тысячи преступлений. Трудно сказать, от какой цифры отталкивались составители статотчетов, говорящие про падение преступности в сравнении с 2016 годом на 13,6%, ведь разница между прокурорскими и полицейскими данными более 5%. При этом украинские правоохранители отмечали рост в 2017 году служебных преступлений и выявленных случаев подделок документов. За год почти на треть (на 29%) участились случаи незаконного обращения с оружием, и на четверть (на 25,1%) выросло количество наркопреступлений.

Консолидированных статистических данных за весь 2018 год Генпрокуратура до сих пор не опубликовала, поэтому придётся пользоваться сведениями о состоянии преступности в стране за 9 месяцев.

По данным Нацполиции в январе-сентябре 2018 года, в сравнении с тем же периодом 2017, общий уровень преступности на Украине снизился на 8%. При этом количество тяжких и особо тяжких преступлений упало на 11%. Полицейские бодро рапортуют о снижении количества умышленных убийств (на 1,45%), разбойных нападений (на 27%), грабежей (на 25%), краж (12%).

Правда, тремя месяцами ранее Генпрокуратура тревожно извещала, что по итогам первого полугодия 2018 года число умышленных убийств в сравнении с тем же периодом предыдущего года выросло на 21%. Да и цифры, как бы помягче сказать, «не пляшут»: по данным ГПУ в январе-июне злой умысел при лишении жизни граждан Украины присутствовал в 4465 случаях, а нацполицейские тремя месяцами спустя насчитали лишь 1168 случаев… Но вы же знаете: есть ложь, есть большая ложь, а есть статистика.

Заповедник оргпреступности

Впрочем, помимо статистики, есть еще и реальность. А реальность не имеет ничего общего с реляциями носителей многозвездных погонов. 

Как заявил в эфире одной из украинских радиостанций начальник Управления криминальной разведки УБОП Валерий Кур, сегодня уровень организованной преступности в стране «поднялся до такой степени высоко, что он превзошел 90-е». И все радостные доклады о впечатляющем росте раскрываемости преступлений ничего не стоят, поскольку, по словам Кура, реальных профессионалов в правоохранительных органах осталось очень мало.

«Их очень мало и они еле-еле справляются. Я думаю, что некому делать, никакой реформы нет. Некому справляться с борьбой с преступностью. А она упрощается. До примитивизма. Сегодня не классифицируется она, не превращается в очень изысканную, сложную, она упрощается. Бандитизм. Самый простой. Есть два человека, есть оружие. Все, можно идти грабить что угодно. Население за двадцать долларов. Или какой-то банк за тысячу долларов»,

– рассказывает он.

Иного и быть не может: после госпереворота прошла «люстрация», в ходе которой из органов внутренних дел и прокуратуры были уволены профессионалы, места которых заняли «кадры Майдана». То же самое произошло и в СБУ, где В. Наливайченко отправил в отставку более 4000 сотрудников, заменив их безграмотными, но «идеологически правильными». И уж совсем вопиющей стала история с набором «по экстерьеру» в Нацполицию, куда вербовали всех подряд, включая лиц с уголовным прошлым. Не мудрено, что «нацполицаи» тут же принялись сами совершать преступления.

В. Куру вторит и бывший глава Службы внешней разведки генерал Н. Маломуж:

«Криминал поднимает голову. Приезжают бандиты в законе из России, из Грузии, собственные возвращаются, и формируется уголовное сообщество. Сегодня Украину практически распределили мафиозные структуры, которые фактически грабят, убивают, проводят спецоперации, рейдерство, крышуют одни структуры, но проводят операции относительно других, убивают бизнесменов. То есть, 90-е годы в некоторой мере возвращаются».

В дополнение к «классическим» бандитским группировкам, в последнее время на Украине появилось новое веяние: группировки из числа бывших «героев Майдана», «патриотов» и «участников добробатов», которые активно включились в передел сфер влияния криминального «бизнеса».

«Сегодня атошники – это грандиозный потенциал людей, которых легко вовлечь в разные акции. Они депрессивны, ищут приложение своих сил, многие не вернулись к своим прежним профессиям и пытаются штурмовать новые высоты, а с учетом закона об амнистии участникам АТО они уверены в своей безнаказанности. И даже задержанным за поджог ничего страшного не грозит», 

— комментирует ситуацию эксперт по безопасности С. Шабовта.

При этом происходит не просто сращивание криминалитета, как «старой», так и «патриотической» волны с государством. Порой трудно отделить государственных деятелей от бандитов. Чего только стоит «томосиада», активнейшим деятелем которой и правой рукой президента Украины стал криминальный авторитет «Нарик» (в миру – Александр Петровский). А услугами бандитских неонацистских группировок, вроде С14* и «Национальные дружины», активно пользуются для расправ над инакомыслящими и травли политических оппонентов действующей власти Служба безопасности Украины и МВД.

Не зря Украина заняла в рейтинге стран с самым высоким уровнем организованной преступности 113 место из 137. Компанию ей составили Уганда, Тринидад и Тобаго, Доминикана и Гаити.

Важно, как считают

Резко раскритиковал оптимистичные цифры о снижении уровня преступности бывший украинский Генпрокурор Р. Кузьмин. «

Чтобы искусственно улучшить показатели в полицейской отчётности и показушно снизить уровень преступности на 10%, достаточно просто не зарегистрировать 10% от общего количества выявленных или снять с учета такое же количество зарегистрированных ранее преступлений, - обращается к заинтересованным людям Кузьмин. – Вот, к примеру, генеральный, прости Господи, прокурор 4 октября с трибуны Верховной Рады заявил о том, что он лично распорядился прекратить, цитирую: «десятки тысяч дел против наших героев, которые так или иначе ошибались, но, с моей точки зрения, не совершали уголовные преступления». 

Таким образом, десятки тысяч преступлений, совершенных бывшими АТОшниками, включая и насильственные, в том числе и разбои, снял с учета лично Луценко, посчитавший эти преступления просто «ошибками». Вот вам и «снижение», и «уменьшение».

Кроме прочего, неплохо было бы произвести и сравнение уровня преступности с «довоенным» 2013 годом. Например, количество зарегистрированных в том году преступлений достигало 563560. Или, в перерасчете на 9 месяцев, примерно 423000. За 9 месяцев 2018 – 386000. За 9 месяцев 2013 тяжких и особо тяжких преступлений было совершено около 127 тысяч, а за тот же период 2018 – 138 тысяч. За весь 2013 год было зарегистрировано 5861 умышленных убийств, а за 6 месяцев 2018 – 4465. Как видите, цифры отнюдь не такие благостные, как рисуется в отчетах с красивыми процентами.

Но и это не все. Численность населения Украины в 2013 году официально насчитывала около 45 миллионов. С тех пор оно уменьшилось, по различным данным, до 30-35 миллионов. И если считать не абсолютное число совершённых преступлений, а их количество на 100000 человек, то картинка становится и вовсе удручающей. Общее число преступлений – около 940 на 100000 человек за 9 месяцев 2013 против примерно 1170 за тот же период 2018 года. Тяжких и особо тяжких – 282 в 2013 против 418 в 2018.

Пожалуй, этих примеров более чем достаточно, чтобы убедиться: говорить о снижении преступности на Украине за годы правления «новой власти» – значит, бессовестно лгать. Ну, или виртуозно «владеть статистикой».

Сколь веревочке ни виться?

Причины того, что даже в сравнении с далеко не самым благополучном в плане преступности 2013 годом ситуация в стране не улучшилась, лежат на поверхности. «Революционеры» и «реформаторы» довели население Украины до нищеты, а падение уровня жизни всегда сопровождается ростом преступности. «Реформирование» и «люстрация» правоохранительных органов привели к тому, что вместо опытных кадров работу по поиску преступников стали выполнять новички-«селфи-полицейские», не имеющие ни опыта, ни порой даже минимальных юридических и профессиональных знаний. Появление касты неприкасаемых в виде «героев Майдана», а потом и «ветеранов АТО», наличие практически официальной индульгенции в виде смягчения (вплоть до полного оправдания) наказания за преступления, совершённые «на почве патриотизма», нанесли убийственный удар по принципу неотвратимости наказания.

Если верить официальным данным, то в сравнении с 2013 годом раскрываемость преступлений в 2018 наконец-то достигла «предреволюционного» уровня 45%. Но если посчитать самостоятельно (386 тысяч совершенных преступлений и 148 тысяч раскрытых за 9 месяцев 2018 года), то получается, что этот показатель составляет всего 38%. Однако не следует забывать, что «новая полиция» просто не регистрирует часть заявлений граждан о совершенных против них преступлениях, если в заявлениях в качестве совершивших их фигурируют лица в форме «добробатов» либо неонацистских бандформирований. Подчас граждане и вовсе не обращаются к правоохранителям, не веря в их способность раскрыть преступления. Часть же просто не фиксируется, как это происходит с оборотом наркотиков: наркомания на Украине растёт, транзит наркотиков через Украину растёт, а число зафиксированных преступлений, связанных с оборотом наркотиков, якобы падает.

Так что новый закон, принятый Верховной Радой и подписанный П. Порошенко, действительно назрел: шквал преступности, захлестнувший Украину, «революционеры» не сумели остановить. Значит, нужно «декриминализировать», вывести из-под учета статистики львиную долю преступных деяний. Авось, кто-нибудь и поверит в то, что нацистский диктаторский режим на Украине «победил преступность».

0 комментариев

Ваше имя: *

Подписаться на комментарии