Монитор Юг

Лента публикаций:

14.12.18  
Что сделает Порошенко после создания автокефальной церкви
14.12.18  
Социология трупа: граждане Украины не доверяют никаким институтам власти
13.12.18  
Военное положение в Херсонской области провалилось
эксклюзив
13.12.18  
Зрада: экзархи Варфоломея провели службу в Киеве на русском
13.12.18  
Херсонская феодальная республика. Хроника неомахновщины
12.12.18  
Большинство граждан Украины против военного положения
12.12.18  
Раскрыта часть планов СБУ по давлению на УПЦ
документ
12.12.18  
В новый 2019 год - с новыми ценами на коммуналку!
11.12.18  
Украинские власти саботируют возврат пленных моряков
11.12.18  
Филарет как жертва интриг Варфоломея и Порошенко
эксклюзив
11.12.18  
Неизвестные захватили Одесский медицинский университет
10.12.18  
Пакт «Варфоломея - Павленко» подчиняет ЕПУЦ Вселенскому патриархату
10.12.18  
Сколько стоит откосить или как призывники бегут от армии
07.12.18  
Последствия расторжения договора о дружбе Украины с Россией
07.12.18  
Юрий Ткачёв: Почему Украина долго будет самой нищей страной
06.12.18  
Американская тень: родственники задержанных украинских моряков пожаловались послу США
эксклюзив
06.12.18  
Военное положение в Одессе: власть закручивает гайки
05.12.18  
Как обманули страдающих политическим украинством и как их вылечить
Больше новостей

Крымские татары, Меджлис и Россия

Политика,   12.10.2016,   1 674 просмотров

После аннексии Россией Крыма крымским татарам были предоставлены немыслимые ранее политические права. Крымскотатарский язык получил статус регионального, открываются крымскотатарские школы, крымские татары входят во все структуры власти.

И тем не менее вопрос с этим национальным меньшинством на территории полуострова остаётся достаточно острым. Причин – несколько.

Коренное меньшинство

После аннексии за Украину «проголосовало ногами» 2-3 тысячи из 232 тысяч проживавших в Крыму татар, то есть около одного процента. Для сравнения: из Украины за этот же период выехало на п.м.ж. в Россию около миллиона человек, т.е. в процентном соотношении в два раза больше.

Однако и самих татар в Крыму – всего 10 процентов от всего населения. Проблема в том, что де-факто национальное меньшинство категорически не согласно с таким статусом, считая себя коренным населением полуострова, а значит могущим предъявлять права.

На самом деле унизительно КРЫМСКОМУ татарину считать себя национальным меньшинством в Крыму. Стоило их назвать, скажем, турками, и ничего подобного не было бы. Но этот поезд ушёл несколько столетий назад.

Против России сгодится всё

Домайданные киевские власти от решения этого вопроса наглухо устранились. Они не разгоняли меджлис, но и не потворствовали татарам. И это было в какой-то мере мудро, поскольку искать ответ в истории бесполезно: Крым переживал настолько бурные перипетии, что этот вопрос можно поворачивать и так и иначе сколько угодно раз. И у каждого своя версия истории и свои железные аргументы.

Майданные же власти предсказуемо превратили крымскотатарский вопрос в один из элементов своей антироссийской пропаганды. Методы стандартные: мнение кучки отщепенцев выдаётся за мнение всех крымских татар, раздувается в своих СМИ любой случай уголовного преследования, и распространение всевозможных небылиц о жизни крымчан вообще и татар в частности.

Однако ситуация с крымскими татарами на самом деле совсем не простая. Другое дело, что это намного сложнее и глубже, чем подаётся в украинскими пропагандистами.

Эмбрион государства

В качестве альтернативы Меджлису в Крыму по инициативе и при содействии российских властей создано целых два десятка общественных организаций. Однако приходится признать: большинство проживающих на полуострове татар по-прежнему считают своей исконной организацией именно Меджлис.

А Меджлис никогда не позиционировал себя в качестве общественной организации. Он всегда последовательно заявлял о себе именно как о зародыше государственной власти. Разумеется, для крымских татар это звучит куда более комплиментарно.

Грубо говоря, общественные организации отстаивают чьи-то права. Но татарам это не нужно – их права как российских граждан и так никто не ущемляет. Совсем другое дело – вековая мечта о восстановлении Крымского ханства. И этим чаяниям отвечает как раз Меджлис.

Вопрос религии

Второй важный для понимания вопрос – это вопрос религии. В отличие от крымско-татарских общественных организаций, Меджлис напрочь связан с исламским духовенством полуострова – нынешний муфтий Крыма Эмирали Аблаев одновременно является членом президиума Меджлиса.

Поэтому неудивительно, что мусульманское духовенство Крыма по-прежнему признаёт над полуостровом власть Киева.

Вот, к примеру, письмо муфтия мусульман Крыма Эмирали Аблаева к министру иностранных дел Украины Павлу Климкину. В нём духовный лидер мусульман Крыма просит уполномочить муфтия некоего Саида Исмаилова быть ответственным за все вопросы, связанные с организацией и совершением хаджа.

 

Понятно, что ни в чём конкретно это «уполномочивание» выражаться не может – это просто документальное засвидетельствование того, что крымский муфтий законной на полуострове признаёт власть Киева.

А отсюда следует, что крымские мусульмане (что эквивалентно крымским татарам), под влиянием своих духовных наставников, лояльны Киеву, а не новым российским властям.

Радикалы

Третий элемент в системе противодействия российскому присутствию в Крыму – «Исламская партия возрождения», более известная как «Хизб ут-Тахрир». Данная организация в России признана террористической и запрещена.

После аншлюса её активистов прижали, но они продолжают свою деятельность под прикрытием различных правозащитных организаций. Они также лояльны киевской власти, поскольку Украина – одна из немногих стран мира, где деятельность этой организации разрешена.

К примеру, вопросами юридической защиты задержанных по экстремистским статьям членов «Хизб ут-Тахрир» сейчас занимается юрист контролируемой Меджлисом организация «Правозащитное движение Крыма» Эмиль Курбединов. Он же защищает и Ивана Селенцова, ставшего известным проповедником идей ваххабизма Валидом абу Юсуфом.

Адвокат Эмиль Курбединов активно использует политические рычаги воздействия на крымские власти и это даёт результат. По последним данным Аксенов походатайствовал перед прокуратурой и Следственным комитетом, чтобы всех членов «Хизб ут-Тахрира» отпустили под поручительство.

Выводы

Россия оказалась не готова к решению крымскотатарского вопроса точно также, как и предыдущая украинская власть.

Политические уступки ничего не дали. Перебить идею национального самоопределения может только мощная альтернативная идеология, привлекательный проект государственного устройства. Современной капиталистической России в этом плане предложить крымским татарам нечего.

Серьёзных рычагов силового давления у властей тоже нет. Традиционным выходом в таких случаях для Москвы было повышение уровня жизни национальных окраин. Очевидно, что и в случае с Крымом российские власти пойдут тем же путём, накачивая полуостров деньгами за счёт остальных регионов.

Собственно, строительство крымского моста стоимостью в пять российских областных бюджетов тому более чем красноречивое подтверждение.

0 комментариев

Ваше имя: *

Подписаться на комментарии

Крымские татары, Меджлис и Россия