Монитор Юг

Лента публикаций:

19.10.18  
Самолёт морской авиации России упал в Азовское море
19.10.18  
Почему РПЦ теряет Украину: причины и следствия
18.10.18  
Националисты Яроша переходят к террору в интересах Порошенко
18.10.18  
Украина хочет провести в Азовском море совместные учения с НАТО
18.10.18  
Керченский стрелок: вопросов больше, чем ответов
17.10.18  
Массовое убийство в Керчи: подробности (обновлено)
документ
17.10.18  
В авиакатастрофе погибли украинский и американский пилоты
17.10.18  
Почему Украина не сможет выжить без России
16.10.18  
Британский журналист Грэм Филлипс исправил могилу Бандеры
16.10.18  
Вячеслав Пиховшек: ни Порошенко, ни Тимошенко мир не нужен
16.10.18  
Раскол: РПЦ разорвала все связи с Константинополем
15.10.18  
Украинская энергетика на пороге катастрофы
15.10.18  
Филарету грозит незавидная судьба зачинщиков переворота
15.10.18  
Пять лет на перевоспитание: что США сделают с Юго-Востоком
12.10.18  
В Херсоне пытались поджечь офис Блока Петра Порошенко «Солидарность»
12.10.18  
Варфоломей идёт на раскол мирового православия из-за Украины
эксклюзив
12.10.18  
Иезуитский план Варфоломея или конец единству Православия
эксклюзив
12.10.18  
Игорь Димитриев: В РФ нет никакого плана по Украине
эксклюзив
11.10.18  
Почему Константинополь не дал томос об автокефалии Украине
эксклюзив
11.10.18  
На Херсонщине расстреляли машину помощника нардепа
Больше новостей

Андрей Головачёв: языковая политика - это шагреневая кожа

Политика / Общество / Точка зрения,   3.07.2018,   1 201 просмотров

На фото: Основной метод решения споров у дегенератов

Цивилизованный мир уже давно на своем опыте убедился, что государство практически бессильно повлиять на языковые предпочтения людей и признал, что право говорить на родном языке есть одно из главных гуманитарных прав человека и внимательно следит за тем, чтобы это право не нарушалось.

Язык, право, рынки - это такие категории, которые развиваются спонтанно и эволюционно в результате хаотичного взаимодействия миллионов людей, которые руководствуются при этом своими обычными меркантильными интересами.

Безумные действия чиновников или принятие глупых законов могут, конечно, затруднить людям взаимодействие, но они не в состоянии повлиять на их предпочтения и, тем более, не в состоянии направить эти спонтанные процессы в нужное русло. На то они и спонтанные!

Государство не в состоянии создать рынки, их создают люди. Государство может только помешать в этом. Наше государство только этим и занимается, и наши рынки неэффективны именно из за действий чиновников.

Государство не в состоянии создать право. Оно развивается спонтанно. Можно, например, принять закон об импичменте Президента, но пока он не будет применяться, потому что общество в своем большинстве пока еще не дозрело до понимания необходимости этой правовой нормы. Чисто государственными методами, изменением законодательства невозможно создать нужное право в Украине. По этой причине не дает никакого эффекта бесконечное изменение Конституции в Украине. Правовое сознание людей эволюционирует спонтанно и зависит от тысяч факторов.

Точно также государство не в состоянии повлиять на языковые предпочтения людей. Оно может искусственно создать сферы, где использование определенного языка будет обязательным и нарушители будут наказываться. Но такие сферы будут мертвыми, безжизненными и откровенно искусственными, как использование латыни в медицине. Ничего, кроме геморроя это не дает, причём чем больше будет таких сфер, тем страна будет беднее. На реальные языковые предпочтения людей эти геморрои не влияют.

Если же давление тупоголовых чиновников на языковые предпочтения людей будет принимать карательный характер, то, как доказывает история, территория такой страны начинает стремительно уменьшаться подобно шагреневой коже, как в известном романе О. Бальзака. За неразумные желания всегда приходится чем-то расплачиваться. Как известно шагреневая кожа сокращалась в размере и приближала смерть своего владельца после каждого его неразумного желания.

0 комментариев

Ваше имя: *

Подписаться на комментарии

Андрей Головачёв: языковая политика - это шагреневая кожа