Монитор Юг

Лента публикаций:

21.07.17  
Фармацевтическая мафия Ульяны Супрун
21.07.17  
О захвате херсонского офиса Представительства президента в Крыму
эксклюзив
документ
20.07.17  
Заробитчане скинули своих стариков на нас
20.07.17  
Кто не пускает жителей Украины в Крым
эксклюзив
20.07.17  
Как откосить от армии в Украине
19.07.17  
КПУ готовится к возвращению в большую политику
эксклюзив
19.07.17  
Юрий Ткачёв: столицу в Киеве оставлять нельзя
19.07.17  
Максим Гольдарб: украинские власти запустили репрессивную машину
18.07.17  
Ветеран АТО покончил с собой после исповеди
18.07.17  
Мусорный коллапс: Херсон может повторить судьбу Львова
17.07.17  
Лилия Гриневич: непотопляемый педагог на службе Сороса
эксклюзив
17.07.17  
Украина – главный поставщик нелегального оружия в Европе
16.07.17  
Украинские коммунисты не сдаются
14.07.17  
В Киеве проводят войсковую операцию против «Вестей»
14.07.17  
Националиста осудили за критику власти в соцсетях
14.07.17  
ГПУ об Арсении Яценюке и его стене: украл так украл
14.07.17  
Николаевский горсовет признал Россию страной-агрессором
13.07.17  
Голодные дипломаты ЕС разбили европейскую мечту Украины
13.07.17  
Сервис по-одесски: говоришь на русском - плати больше
документ
13.07.17  
Вокруг крымского Представительства назревает «Херсонский майдан»
13.07.17  
Дмитрий Корнейчук: Порошенко получил тревожный сигнал
12.07.17  
Как в Херсоне мэр и Оппозиционный блок дерибанят городской бюджет
эксклюзив
11.07.17  
Возможна ли смена руководства Генического района
эксклюзив
11.07.17  
В Херсоне пикетируют представительство президента в Крыму
11.07.17  
Украина запрещает российские лекарства
10.07.17  
Илья Кива: внук героя, сын убийцы
эксклюзив
08.07.17  
Владимир Бойко: Генпрокурор Луценко устроил в стране правовой беспредел
07.07.17  
Денис Жарких: в Украине мода на хамство
07.07.17  
Украина тяжело больна
07.07.17  
«Большой семёрке» не терпится разобраться с украинскими пенсионерами
Больше новостей

Семь мифов об одесской трагедии 2 мая 2014 года

Власть и общество,   3.05.2017,   398 просмотров

Мифы о трагедии в Одессе отличаются крайней живучестью, а ведь многие из них кардинально искажают реальную картину событий. Разоблачим несколько наиболее распространенных вымыслов.

2 мая 2014 года стало одним из самых чёрных дней в истории Одессы. Сообщения отех событиях облетели весь мир и оставили глубокие шрамы в сердцах и душах сотен тысяч людей.

Несмотря на то, что со дня трагедии прошло уже три года, многие мифы, родившиеся в первые дни и недели после 2 мая, до сих пор живы в массовом сознании. В значительной степени в этом виноваты украинские правоохранительные органы, максимально засекретившие всю сколь угодно значимую информацию и предпочитающие «кормить» граждан полуправдой или откровенной ложью, удобной киевскому режиму.

Своя доля вины лежит и на средствах массовой информации, склонных некритично цитировать заявления официальных спикеров или экспертов сомнительной компетентности. Кроме того, безусловно, виновны политики, многие из которых видят во 2 мая удачный способ для пиара. 

Разоблачению нескольких наиболее распространённых вымыслов о 2 мая 2014 года и посвящён настоящий материал.


Миф № 1: активисты «Куликова поля» напали на «мирный марш футбольных фанатов»

«Марш футбольных фанатов» и примкнувших к ним «евромайдановцев», который должен был стартовать от Соборной площади Одессы 2 мая, вовсе не был мирным.

Есть масса фотографий и видеозаписей, на которых фанаты и «евромайдановцы»,с обирающиеся на мероприятие, вооружены палками, битами и дубинками, носят защитную экипировку. Бутылки с зажигательной смесью были подготовлены ещё до начала столкновений.

И это вполне понятно, ведь после марша присутствующие планировали отправиться громить палаточный городок Куликова поля и были снаряжены для проведения этой операции.

Первые стычки в центре Одессы произошли не на Соборной площади (как это было бы в случае, если бы «куликовцы» напали на «евромайдановцев»), а примерно в полуквартале оттуда, где столкнулись передовые группы противоборствующих сторон.

С первых минут конфликта активно применялись палки, камни, дымовые шашки и пиротехника, бутылки с зажигательной смесью, а также пневматическое и огнестрельное оружие неопределённого типа: травматическое, модифицированное спортивное, револьверы под патрон Флобера и т.п.

В ходе событий на Греческой площади и в окрестностях смертельные ранения получили шесть человек.

Из этих шестерых двое, Игорь Иванов и Андрей Бирюков, являлись активистами «Евромайдана». Бирюков скончался на месте от огнестрельного ранения крупнокалиберной пулей, выпущенной, по всей видимости, из мощной охотничьей пневматики. Иванов же получил пулю калибра 5,45 миллиметра и умер в больнице.

Четверо других погибших – Александр Жульков, Николай Яворский, Геннадий Петров и Евгений Лосинский – представляли «Куликово поле».

Жульков, Яворский и Лосинский получили ранения от картечи, выпущенной, по всей видимости, из гладкоствольного охотничьего оружия. Петров скончался после ранения пулей калибра 5,6 миллиметра – такие используются в винтовках для биатлона.

События на Греческой площади представляли собой столкновение двух групп людей, вооруженных и заранее подготовленных к таким столкновениям. Хотя по факту инициатива здесь действительно принадлежала активистам «Куликова поля».


Миф № 2: Дом профсоюзов подожгли в нескольких местах

Ещё одно распространённое убеждение, которого придерживаются многие как среди «евромайдановцев», так и из числа «куликовцев», заключается в том, что очагов пожара в Доме профсоюзов было несколько.

Эта теория опровергается результатами неоднократных осмотров здания, проведёнными в том числе и автором этих строк.

Выводы, сделанные по итогам таких осмотров, однозначны: пожар в Доме профсоюзов возник из одного-единственного очага, и очаг этот располагался в центральном холле здания. Если точнее, то горела баррикада, построенная «куликовцами» у центрального входа из мебели и других горючих предметов.

Более того, фактически пожаром оказалась объята лишь незначительная площадь в довольно внушительном здании – часть первого этажа, а также центральная лестница, сыгравшая роль «дымовой трубы», через которую интенсивно удалялись из здания дым и горячий воздух, исходящий из «топки» в холле.

В результате здесь образовалась «зона смерти», характеризующаяся высокой температурой и значительной концентрацией угарного газа и ядовитых продуктов горения.

Здесь же возникло несколько вторичных очагов возгорания: под действием высокой температуры воспламенялась краска стен, деревянные перила лестницы, подоконники и т.п.

В остальных частях здания открытого огня не было вообще.

Важным следствием этого факта является то, что жертв в Доме профсоюзов можно было бы запросто избежать.

Если бы пожарные оперативно отреагировали на вызовы, поступавшие с Куликова поля, то ликвидировать очаг возгорания в центральном холле можно было бы за считанные минуты.

Более того, в теории это могли бы сделать и сами обороняющие здание «куликовцы» с помощью системы пожаротушения, имевшейся в здании. Однако по непонятным причинам ни в системах пожаротушения, ни даже в обычном водопроводе Дома профсоюзов воды в тот день не было.


Миф № 3: Дом профсоюзов подожгли сами «куликовцы»

Среди сторонников «Евромайдана» популярно мнение о том, что их соратники не виноваты в возникновении пожара в Доме профсоюзов – мол, здание то ли случайно, то ли преднамеренно подожгли сами его защитники.

Первоисточником версий такого рода, кстати, стало управление МВД в Одесской области, спустя сутки после трагедии опубликовавшее сообщение, в котором возложило вину за пожар на активистов «Куликова поля», находившихся на крыше здания.

Затем правоохранители сами отказались от этой версии, но она уже «пошла в народ».

Поскольку единственным первичным очагом пожара в Доме профсоюзов стала именно баррикада в центральном холле здания, то именно с её поджога и начался пожар.

При этом масса фотографий и видеозаписей зафиксировали действия «евромайдановцев», направленные на поджог этой баррикады: в неё бросали бутылки с зажигательной смесью, горящие покрышки и т.п.

С другой стороны, «куликовцы» (и это также зафиксировано на фото и видео) пытались потушить горящую баррикаду с помощью огнетушителей и иных подручных средств.

Нельзя отрицать: оборонявшие здание «куликовцы» также использовали бутылки с зажигательной смесью, и (сугубо теоретически) можно предположить, что каким-то образом баррикаду случайно подожгли именно они, а не целенаправленно добивавшиеся этого «майдановцы».

Степень вероятности такого развития событий автор предлагает читателям оценить самостоятельно.


Миф № 4: людей в Доме профсоюзов отравили газом, а затем сожгли тела, чтобы скрыть улики

В первые же недели и месяцы после трагедии в СМИ и социальных сетях стали появляться утверждения, что людей в Доме профсоюзов целенаправленно убили (застрелили, забили насмерть и т.п.), а затем использовали огонь как средство сокрыть улики.

Одной из популярных версий этого рода стала версия об использовании в здании неких боевых отравляющих веществ. Высказывались также мнения о том, что в Доме профсоюзов был использован белый фосфор.

Дров в огонь этой версии подбросили заявления руководства МВД Украины о том, что в образцах, взятых на месте пожара, обнаружены следы хлора.

В ситуации, когда правоохранительные органы Украины старательно избегают обнародования протоколов вскрытия тел погибших, окончательно опровергнуть данные утверждения не представляется возможным. Однако их следует считать крайне сомнительными.

Масштабное применение боевых отравляющих веществ в негерметичном здании неизбежно привело бы к наличию значительного числа случаев несмертельных отравлений с характерными признаками.

Это не могло бы укрыться от врачей, оказывающих помощь пострадавшим, но они ничего подобного не зафиксировали.

Кроме того, если бы в здании активно применялись боевые отравляющие вещества, то последствия их применения должны были бы ощутить на себе в том числе и люди снаружи здания, у которых каких-либо симптомов также не замечено.

Существующие на сегодняшний день представления о динамике развития и протекания пожара в Доме профсоюзов достаточно убедительно объясняют большую часть смертей.

Так, тела 19 из 42 погибших на Куликовом поле были найдены в т.н. зоне смерти – на лестничных площадках и пролётах, где в результате пожара возникли условия (температура 200-300 градусов, высокая задымлённость и т.п.), исключающие выживание людей в течение сколь угодно длительного времени.

Для того чтобы убить этих людей, никакие боевые отравляющие вещества попросту не требовались.

В то же время не могут быть просто так отброшены свидетельства ряда очевидцев о том, что в ходе событий они подвергались воздействию неких отравляющих веществ.

Сразу несколько не контактировавших между собой очевидцев рассказали автору этих строк о некоем жёлтом (зеленовато-жёлтом, желтовато-коричневом) тяжёлом дыме, оказывающем нехарактерное поражающее действие: интенсивное слезотечение, спазмы  диафрагмы и т.п.

В этих условиях нельзя исключать, что в ходе штурма здания в отдельные моменты был использован, к примеру, хлорпикрин – учебное отравляющее вещество, которое нетрудно достать без особых усилий.

Однако использование этого вещества, даже если оно действительно использовалось, могло иметь лишь локальный характер и не могло повлечь за собой тяжких последствий.

Что же до следов хлора, обнаруженных экспертами МВД, то они могут объясняться, к примеру, наличием соединений хлора в наполнителях огнетушителей, с помощью которых пытались тушить начинающийся пожар «куликовцы».

Куда более сложным является вопрос о том, все ли люди в Доме профсоюзов погибли в результате пожара или от травм, полученных в результате падения с высоты, когда «куликовцы» выбрасывались из окон, спасаясь от огня – либо кто-то из них всё-таки был целенаправленно убит.

Так, широко известно видео, на котором активист «Евромайдана» Всеволод Гончаревский добивает по крайней мере одного выпавшего из окна, а по крайней мере один из потерпевших, доживший до больницы и скончавшийся впоследствии, сообщил врачам, что его добивали уже после падения.

Кроме того, по крайней мере четыре тела погибших в Доме профсоюзов были обнаружены на значительном удалении от «зоны смерти» – в местах,  где, в общеми целом, можно было остаться в живых и где другие выживали.

К тому же сотрудники правоохранительных органов, с которыми доводилось общаться автору этих строк, не скрывают, что причины смерти по крайней мере двоих погибших нельзя объяснить одним лишь воздействием поражающих факторов пожара.

Ввиду вышеизложенного вопрос об установлении подлинных причин смерти всех погибших в Доме профсоюзов нуждается в дальнейшем изучении.


Миф № 5: в Одессе погибли сотни человек

По официальным данным, жертвами событий 2 мая 2014 года стали 48 человек. Однако в СМИ и социальных сетях нередко говорится о существенно большем числе погибших: называются цифры и в 80, и в 120-140, и даже в 200 и более человек.

Спустя три года после событий можно утверждать: официальная цифра, скорее всего, соответствует действительности.

В условиях, когда личности всех погибших установлены, предполагается маловероятным, что власти смогли бы скрыть факт гибели большего количества людей. В этом случае мы бы наверняка имели значительное количество сообщений о пропавших без вести 2 мая от родных и близких этих пропавших. Однако сегодня (три года спустя) ни об одном таком случае не известно.

В оправдание сторонников версии о том, что погибших было больше, стоит сказать, что их утверждения не совсем безосновательны.

К примеру, те, кто говорят о 86 погибших, взяли эту цифру не с потолка, а из журнала регистрации морга. Однако эту верную цифру они трактуют превратным способом: речь идёт обо всех людях, умерших в Одессе в этот день, включая жертв ДТП, скончавшихся от болезней и тому подобного, а не только о жертвах массовых беспорядков.


Миф № 6: «евромайдановцам» удалось предотвратить попытку сепаратистского мятежа в Одессе

Сторонники данной версии утверждают, что если бы «евромайдановцы» не выступили против «куликовцев», те реализовали бы в Одессе «донецкий сценарий» с захватом административных зданий и арсеналов и дальнейшим созданием «Одесской народной республики».

Эти утверждения, конечно, категорически не соответствуют действительности, хотя и являются весьма удобным способом оправдать гибель значительного числа людей.

В феврале-апреле 2014 года активисты «Куликова поля» имели немало возможностей попытаться реализовать в Одессе «донецкий сценарий».

Обладая подавляющим преимуществом над политическими оппонентами (все силовые конфликты между «Куликовым полем» и «Евромайданом» вплоть до 2 мая заканчивались убедительными победами «куликовцев»), активисты могли бы использовать его в этих целях в любой момент.

В этой ситуации выглядит неправдоподобной версия о том, что сделать это они решили именно в тот день, когда в Одессу в полной боевой готовности прибыли активисты «Евромайдана» из многих других городов Украины, т.е. в момент, когда соотношение сил был максимально неблагоприятным.

Более того, сами действия активистов «Куликова поля» 2 мая ничем «донецкий сценарий» не напоминали.

Находясь вблизи сразу нескольких мест, где хранилось значительное количество огнестрельного оружия (здание управления СБУ, здание областного и городского управлений МВД, здание Приморского райотдела полиции и т.п.), активисты не предприняли ни одной попытки их захватить.

Задумывая восстание, лидерам «Куликова поля» было бы логично обеспечить в этот день максимальную мобилизацию своих сторонников.

В реальности же, напротив, на Куликовом поле были объявлены «каникулы» на майские праздники, в результате чего многие активисты в событиях 2 мая не участвовали.

Майская бойня не только не предотвратила реализацию некоего сепаратистского сценария в Одессе, но и нанесла колоссальный вред украинской государственности, навсегда запятнав её кровью – наряду с тем, как запятнали её кровью события в Мариуполе 9 мая, бомбардировка Луганской ОГА 2 июня или массированный артобстрел Горловки 27-29 июля.

Однако в этом ряду преступлений одесская трагедия была первой.


Миф № 7: 2 мая стало днём окончательного разгрома сил «Куликова поля»

Чуть более обоснованными являются  заявления, согласно которым 2 мая стало днём «зачистки» Одессы от «сепаратистских сил».

Действительно, уничтоженный 2 мая палаточный городок на Куликовом поле так и не был восстановлен, прекратились также традиционные еженедельные массовые акции «куликовцев».

События 2 мая, безусловно, оказали прямое и непосредственное влияние на сворачивание протестной активности в Одессе – но не в том смысле, в котором говорят «евромайдановцы».

Акции на Куликовом поле еженедельно собирали, по различным оценкам, от 2 до 15 тысяч человек, наиболее реалистичными являются оценки в 6-10 тысяч человек в различные дни.

При этом 2 мая погибли, получили ранения или были арестованы в общем и целом до 500 человек (в реальности, по-видимому, около 300 человек). Поэтому потери, понесённые «Куликовым полем» в результате событий 2 мая, не могли нанести движению решительного ущерба.

Доказательством этого являются события 4 мая 2014 года, когда активисты «Куликова поля» взяли штурмом городское отделение милиции и добились освобождения содержащихся там товарищей, арестованных в Доме профсоюзов.

Примечательно, что представители «Евромайдана» не предприняли никаких попыток помешать этим действиям оппонентов, хотя эти действия куда больше напоминали «донецкий сценарий», чем то, как развивались события двумя днями ранее.

Фактически, в то время пока «куликовцы» распоряжались в захваченном здании горотдела милиции, «евромайдановцы» находились на Приморском бульваре и перешли к неким активным действиям лишь после того, как, добившись своего, их противники разошлись.

Другое дело, что после событий 2 мая продолжение деятельности «Куликова поля» в прежних формах общественного протеста, очевидно, потеряло смысл.

Многие из активистов движения вскоре после событий покинули Одессу, причем по крайней мере несколько тысяч из них (от 2,5 до 8 – по различным оценкам) впоследствии в то или иное время принимали участие в войне в Донбассе на стороне непризнанных ДНР и ЛНР.

Другие, оставшись в Одессе, свернули какую-либо публичную политическую активность, за исключением традиционных мемориальных акций на Куликовом поле без политических лозунгов.

В этом смысле 2 мая действительно положило конец массовой публичной протестной активности в Одессе.

Однако эта активность лишь перешла в непубличные и зачастую куда менее мирные и безопасные формы.

Сегодня «куликовцы» бездействуют, но происходит это, прежде всего, потому, что неясны цели, задачи, а также способы и методы возможных действий. Но это уже совсем другая история.

Подписывайтесь на нас в Твиттере @monitoryug, и вы ничего не пропустите.
Подключайтесь к нашему каналу Телеграм @mnyug, это очень удобно. Почему наши статьи удобнее читать в Телеграме

0 комментариев

Ваше имя: *

Подписаться на комментарии

Код: Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код: