Мужество херсонцев и дикость националистов
Первомай 2017 в Херсоне
Несмотря на угрозы со стороны властей и национал-радикалов, в 2017 году херсонцы всё же вышли отметить Первомай. Это был сигнал того, что не все прогнулись под нацистов.
Херсонцы отмечали Первомай сразу в двух местах. Одна группа собралась возле памятного знака Героям Сталинграда возле Драмтеатра. Напротив них расположился лагерь националистов.
Раскол в обществе на одной картинке. С одной стороны – люди с красными флагами, с другой – с красно-черными. Полиция – посередине.
Люди требуют прекратить войну на Донбассе и остановить социальный геноцид.
Полиция стоит спиной к молодчикам в камуфляже и лицом к старикам с красными флагами.

Сразу понятно на чьей она стороне.
Представители противоборствующих лагерей вступают в идеологические дискуссии
Но без потасовок всё равно не обходится. Провокация неадекватной националистки Инны Усачевой и националисты бросаются на женщин и стариков.
О том, что это была именно провокация национал-радикалов, говорит один из укронацистов, видимо забыв, что идёт запись.
Одного из нападавших на участников мирного митинга полиция даже поместила в автозак, однако вскоре под давлением молодчиков в камуфляже отпустила.
Наиболее одиозные деятели херсонских радикалов: Инна Усачева и Денис Лошкарев. Заклятые враги ситуативно объединились.
Тем временем В Парке Славы у могилы Неизвестного солдата и мемориала «Вечный огонь» свою первомайскую акцию провела херсонская городская организация Всеукраинского союза женщин-тружениц «За будущее детей Украины» под руководством Екатерины Самойлик.
Екатерина Самойлик
В парк Славы пришло довольно много людей.
Бритоголовые субъекты в камуфляже - неизменный атрибут любого мероприятия на территории, контролируемой Киевом. Херсон - не исключение.
Без потасовок и тут не обошлось. Представителю Союза левых сил националисты разбили лицо. Национал-радикалы довольны.
Первомай 2017 года показал, что херсонцы не сломлены, несмотря на мракобесие националистов - идеологических наследников гитлеровского нацизма.
Что-то изменилось и в самом обществе.
Люди не испугались открыто выйти против господствующей во власти неонацистской идеологии.
Пусть их было немного, но они есть, они живы.